220 вольт стенгазета

ID29Е 220 Вольт

Содержание

Визитка команды ID29Е 220 Вольт

1.Название команды. Электрический ток может совершить большую работу. Выбрав это название, мы надеемся, что наша команда будет работоспособной и яркой.

2. Наш адрес: Астраханская область, Черноярский район, село Старица.

3. Наша школа: МБОУ «СОШ с Старица»

5. Участники: 4 участника, 8 класс.

Единственный мужчина нашей команды — спрятался. Надеемся, что к концу маршрута он освоится, и не будет стесняться.

8. Координатор: Прядкина Анна Николаевна учитель физики и информатики

9. Приветствие:
И, соревнуясь вместе с вами,
Мы останемся друзьями.

Пусть борьба кипит сильней,

И наша дружба вместе с ней.

  • Узнать новое;
  • Научиться работать в команде;
  • Познакомиться с ребятами из других школ.

Большие экологические проблемы нашей малой родины.

В масштабе страны эту проблему можно ассоциировать с проблемой

В связи с массовым выпасом мелкого рогатого скота (овец), и крупного рогатого скота некоторые редкие растения нашей местности практически исчезли. Сюда можно отнести: ковыль перистый, тюльпан Шренка, подснежник, майкараган волжский.

Астраханская степь весной.

Большая часть растений не столько съедается животными, сколько вытаптывается, что ведёт в дальнейшем к эрозии почв.

Местами образуются «тропы», верхняя часть растений съедается, затем погибает корневая система, что ведёт к размыванию и выдуванию почвы

Ученики нашей школы участвовали в проекте «Влияние деятельности человека на растительные сообщества степной части с.Старица Астраханской области». Руководитель учитель биологии Ненашев В.И.
Экологическая группа: исследовала влияние выпаса животных (овец) на растительные сообщества и его последствий. Провела анализ почвы данной территории.

Социологическая группа: провела социологический опрос среди местного населения о их отношении к исчезающим видам растений произрастающих на прилегающей к селу территории.

Художественная группа: зарисовывала редкие и исчезающие растения, выпустила стенгазету.

Группа компьютерной графики: работала над компьютерной презентацией проекта.

Участвуя в проекте «Экоград»,

Электронное образование в Республике Татарстан

МБОУ «Средняя общеобразовательная татарско-русская школа №80 с углубленным изучением отдельных предметов» Вахитовского района г. Казани/Казан шәһәре Вахитов районының «Аерым предметлар тирәнтен өйрәнелә торган 80 нче татар-рус урта гомуми белем муниципаль бюджет учреждениесе».

Визитная карточка

4 ДЕНЬ ШКОЛЬНОГО ЛАГЕРЯ

Утром на линейке начальник лагеря Ибрагимова Ф.Я объявила о начале конкурса отрядных стенгазет. Судить конкурс будет учитель изобразительного искусства Яковлева С.Г.

Сегодня после завтрака дети отправились в кинотеатр «»GRAND CINEMA»» на просмотр мультфильма в формате 3d «Король лев».

После обеда прошел конкурс рисунков на асфальте на тему «Природа РТ». Результаты конкурса: в номинации «Самый яркий рисунок» победила команда «Червячки», в номинации «Самый содержательный рисунок» команда «Факел», в номинации «Самый большой рисунок» команда «220 вольт», в номинации «Самый быстрый рисунок» команда «Лунтики»

По результатам конкурса стенгазет определены победители: 1 место отряд «Смешарики», 2 место отряд «220 вольт», 3 место «Лунатики». Поздравляем! На линейке команды будут награждены дипломами.

Мастер класс «Оформление стенгазет в лагере дневного пребывания»

Столичный учебный центр
г. Москва

Выбранный для просмотра документ Мастер-класс ОФОРМЛЕНИЕ стенгазет в лагере дневного пребывания.docx

«Оформление стенгазет в лагере дневного пребывания»

Всем хорошего дня!

Давайте творить и делать нашу жизнь ярче и красочнее!

Хочу предложить вам оформить отрядный уголок своими руками в летнем лагере дневного пребывания. Я расскажу, как делать плакат, который может украсить отрядное место, общелагерный стенд.

Вам понадобятся: лист ватмана (А-1), гуашь, кисти, баночки с водой, клей, маркер, фломастеры, цветные карандаши, самоклейка и т.д. Важно помнить, что оформление – это работа прикладного характера, а поэтому важно запастись необходимыми художественными материалами.

Можно, конечно, написать списки, начертить графики и закрепить все это на планшете. Но как это все скучно…

В отрядном уголке, помимо названия, могут быть помещены: девиз, речевка, песни, заповеди, список отряда, путевка дня, поздравления (именинникам или победителям каких-либо конкурсов, соревнований).

Предлагаю возможные рубрики для отрядного уголка:

План на смену («План-сетка»; «Еще не вечер»; «Ни дня без приказа»; «Веселыми тропинками лета»; «Наша стратегия).

Сегодня («Сегодня у нашего костра»; «Скучен день до вечера, коли делать нечего»; «А у нас сегодня…»).

Поздравляем («Гип-гип, ура. »; «Маэстро, музыку!»; «Целуем в щечку»).

Спорт («От старта до финиша»; «Точно в кольцо!»; «Наша стометровка»; «Назло рекордам»).

Список отряда («Знакомьтесь, это мы!»; «Ба, знакомые все лица!»).

Наша песня («А мы поем…»; «А ну-ка песню нам пропой, веселый ветер»; «Музыкальный граммофон»).

Наши достижения («Страна должна знать своих героев»; «Наши взлеты и падения»).

Всякая всячина («А вы знаете, что всяко разно…»).

Очень важная информация («Скоро в отряде»; «Что пишут в газетах»).

Наше настроение («Дерево настроения»).

Книга жалоб и предложений («Бочка жалоб и предложений»; «Озеро доверия»; «Отрядная почта»).

Законы отряда («Это должен каждый знать обязательно на пять»).

Исходя из названия отряда, мы оформим отрядный уголок, чтобы он привлекал к себе внимание окружающих своим необычным, ярким, интересным видом.

Заголовки, названия, тексты – они должны быть грамотными, интересными по содержанию, но следует помнить, что на всех, кто их читает, оказывает воздействие и то, как они написаны. Цвет и шрифт – вот что играет не последнюю роль.

Буквы могут быть разноцветными, в полоску, в горошек, в цветочек и т.д. Шрифт, которым написан текст, должен соответствовать характеру содержания. (Просмотр образцов)

«220 Вольт» поразили всё и всех!

Итоги турнира по боулингу в РЦ «Пять звезд»

25 марта в развлекательном комплексе «Пять звезд» в Орске состоялись соревнования по боулингу среди любителей.

В соревнованиях приняли участие 11 команд:
«Энергия Востока» — Оренбургэнерго ПО «Восточные электрические сети»
ТРК «Евразия»
«220 Вольт» — Новотроицкий цементный завод
«Вкус Лета»
«Сбербанк России»
«Уфанет»
«Смайл» — Информационные проекты
«Четыре сезона» — Натяжные потолки
«Диксис»
УК Ленинская
«Боевые гномы» — Рекламное агентство «Родной город»

Оценивались не только сбитые кегли, нужно было отстоять свое превосходство в конкурсе кричалок и стенгазет, в чем не было равных команде «Уфанет». Именно она получила звание «Корпоративный монстр» за слаженную игру и за самый лучший внешний вид, выдержанный в едином стиле. В подарок уфанетовцы получили сертификат на 1000 рублей от кафе «Зимний сад».

В личном зачете самым результативным игроком стал Сергей Исаков, член команды «220 Вольт» (Новотроицкий цементный завод), заработавший 181 очко и получивший медиасистему от компании «Вкус Лета».


Третье место
заняла команда УК Ленинская, набравшая 612 балов и получившая сертификат на 500 рублей от кафе «Зимний сад», а также абонемент на посещение развлекательного комплекса «Пять звезд».

Второе место заняла команда «Сбербанк России», набравшая 616 балов и получившая сертификат на 750 рублей от кафе «Зимний сад» и абонемент на посещение развлекательного комплекса «Пять звезд».

И абсолютный победитель! Первое место заняла команда «220 Вольт» Новотроицкого цементного завода, набравшая 635 балов и получившая 10000 рублей от компании «Вкус Лета», сертификат на посещение кафе «Зимний сад» и абонемент на посещение развлекательного комплекса «Пять звезд».

Как все начиналось, можно посмотреть ЗДЕСЬ !

Партнеры соревнований: семечки торговой марки «Вкус лета».
Генеральный информационный партнер — радиостанция DFM в Орске.

220 вольт стенгазета

Один шаг вперед, два назад, четыре вбок: так продвигается поземка от Пушкинской площади до Солянки. Сколько там подземных переходов − между двумя встречами? Пурга запутывает маршруты. При приближении к Солянке даже география становится многозначительной в такой мороз. Полуразрушенная стена Китай-города и всяческая китайщина остается справа. На горизонте воины, павшие на Куликовом поле, затачивают копья. Нам остается потрясать бумажными страницами: слова нужны тому, кто не умеет делать деньги. Главное, не поскользнуться на этих мыслях. Асаркан каждую зиму вел учет: сколько раз он падал, поскользнувшись в гололедицу. Самое обидное, когда продержался всю зиму, себя не уронив, и вот, когда уже, можно сказать, грачи прилетели, один неверный шаг − и репутация рухнула. Когда гололедица, асфальт посыпают солью, чтобы стаивал лед. От этого седеет обувь. Слова − это и есть соль: без них не проглотить жизнь. Без них люди леденеют. Слезы смазывают обиду. Слезы замерзают на морозе. Подавляющее своей массивностью здание бывшего Соляного двора. Всю добытую соль надо было сдавать государству. Если для тебя этот человек и есть государство, то у него государственная монополия на все добытые тобой слова.

Звучит как страничка улитинской стенограммы. Или это все и написал Улитин? Разве переведешь это все на английский? Но это уже взгляд в будущее.

А пока − впереди восьмиколонный портик бывшего Опекунского совета. Скульптурные воплощения Милосердия и Воспитания машут сквозь поземку своими милосердными и воспитательными жестами. При сакраментальном отношении ко всякой ерунде всякая ерунда кажется сакраментальной. Но это − впереди. А пока — влево, в Подколокольный переулок. Это не в колокольный звон: в бывшей колокольне грохочет с перезвоном фабричный станок. Трещит мороз. Слышу звон, но не знаю, где он. Давно ли я стоял летним вечером впервые на пороге этого храма под колокольный перезвон фабричного станка и гидствующую скороговорку самого странствующего монаха:

«Я предлагаю сейчас подняться ко мне наверх, я вам выдам на прочтение новый итальянский разговорник и тогда вы сами сможете убедиться, что не выучить итальянский − это, в сущности, государственное преступление, а продолжать изучение английского − значит потакать экспансионистским стремлениям империалистических агрессоров, каковым, по сути дела, и является Улитин со своими частными уроками. Мне его только надо хорошенько обклеить итальянскими газетными вырезками. Не Улитина я имею в виду, а итальянский разговорник. На Улитина клея жалко». Я уже тогда заметил, что на каждом крутом повороте разговора с Асарканом возникает Улитин. С самого начала мне пришлось выбирать между двумя языками. И если бы только двумя.

«А главное, в отличие от вашего с Улитиным английского тхе, в нашем итальянском все слова, в принципе, произносятся так, как пишутся. Англичане же, в сущности, народ безграмотный: кроме священников и нормандских оккупантов, никто правил произношения по сути дела не знал: слишком много в результате немых букв − от безграмотности.

Потому что кто такие англичане? англосаксы, германы, варвары! В то время как итальянский − это язык древней римской империи, там все слова практически латинского корня, то есть, в принципе, интернациональные. Недаром все в сущности итальянцы − коммунисты. Но коммунисты они особые, главным образом за свободное распространение порнографии — единственный пункт, где еще действует официальная цензура». Под эту сравнительную лингвистику мы оказались перед входной дверью с талмудом указаний, кому сколько звонить, и тогда же я услышал правило пользования этими звонками, точнее, как ими не пользоваться:

«Не вздумайте звонить мне поздно вечером. Я не люблю, когда соседи контролируют визиты ко мне гостей из внешнего мира. Лучше кинуть коробком спичек (летом) или снежком (зимой) в окно. Если окно закрыто, значит, я дома. А если окно открыто, значит, меня нет». Я предположил, что он оговорился: очевидно, наоборот, когда открыто − он дома, когда закрыто − его нет. «Нет, окно не дверь», резко возразил он: «если окно открыто, значит, меня нет, потому что я не терплю сквозняков и окно в собственном присутствии держу закрытым, а когда выхожу, открываю, чтобы выветрился дух моего присутствия, как будто я вообще здесь не живу. Главное, оставлять поменьше следов собственного присутствия в этом мире». Если налицо все признаки присутствия, значит, он отсутствует. Он появляется тогда, когда его меньше всего ожидаешь. Он там, где его не должно быть. Он там, где его нет. «Если окно открыто, значит, меня нет». Окно закрыто. Значит, он есть. Такая теология.

«Нечего стоять и гадать: есть он или нет. Давайте, кидайте», сказал Улитин. Я послушно слепил снежок и приготовился запустить его в окно. Ветер продолжал швыряться мелкой крупой снега нам в лицо, и в тот момент, когда я размахнулся, чтобы запустить снежком в окно, там, едва различимое, как мне померещилось сквозь снежные завихрения и морозные спирали, замаячило нечто круглое, явно соответствующее человеческой голове. Шарообразный объект приник к окну изнутри и в этот момент мой снежок ударился с глухим стуком о стекло. Такое было впечатление, что снежок втемяшился прямо в лицо за стеклом. Рука за окном вздернулась вверх, как у убитого наповал. В действительности, рука потянулась к оконной щеколде и через мгновение высунулась в форточку. Рука размахивала с деловитостью милиционера-регулировщика: нам с Улитиным указывали заходить — со двора. Двор с колокольной фабрикой был завален снегом, так что каждый шаг грозил увечьем, как по заминированной территории. Улитин шел впереди, нащупывая безопасную тропу своей инвалидной палочкой. Я следовал за ним, чуть ли не цепляясь за фалды его пальто.

Лестница уходила вверх, в утробу дома, как закрученная узлами кишка: там были переходы и колена, отростки и соединения с другими коридорами. Эта географическая запутанность была такого свойства, что искажала и ощущение времени: когда мы добрались до дверей со стандартным поп-артом из коммунальных звонков, Асаркан уже встречал нас на пороге с пальцем, прижатым к губам в упреждающем жесте: «Только тихо, чтобы не разбудить опекунов».

С годами я пришел к выводу, что опекуны засыпали всякий раз, когда у Асаркана кто-нибудь появлялся, а поскольку появлялся кто-нибудь в любое время суток, то спали они круглосуточно, что, в свою очередь, склоняет к предположению: а не была ли эта сонливость опекунов — средством запугивания нежелательных гостей? Существовали ли вообще опекуны на свете? или это был фантом Асаркановского сиротского воображения? Так или иначе, по коридору надо было проходить на цыпочках. Не это ли создавало атмосферу музея, где можно изъясняться лишь шепотом? Атмосферу храма, где не дай бог переступить порог святая святых? Я помню, однако, свое первое изначальное впечатление: коридор выглядел как тюремный: блестящий линолеум, с коричневой масляной краской, канцелярско-кухонными запахами и плошками ламп под потолком, с дверьми по обе стороны, под тюремные камеры.

Эту каморку трудно было назвать комнатой. Это было нечто среднее между тюремной камерой, монашеской кельей и лавкой утильсырья − специалиста, правда, не по металлолому, а по старой бумаге: от двери можно было лишь с трудом протиснуться между столиком у тахты − вся остальная площадь была занята пачками старых газет, как бы прокладкой между глухими тюремно-амбарными стенами и не менее густым воздухом в комнате, где киселем-кисеей нависал сигаретный дым так, что не видно было лица собеседника. Металл, впрочем, тоже присутствовал: в виде кофеварки на подоконнике, где все пространство было выложено кусочками сахара, унесенного из разных заведений. Кофеварка возвышалась часовым на фоне окна, строгим силуэтом в холодных лучах зимнего солнца, как будто на далеком горизонте, и от этого смещения расстояний силуэт головы Асаркана смотрелся как в тюремном окне с часовым на вышке. Старая недопитая бутылка портвейна «Солнцедар» возвышалась рядом, как эта самая смотровая лагерная вышка.

Все это было покрыто пеплом и пылью, точнее, казалось, что все: в действительности пеплом было покрыто лишь то, что в реестре предметов этого хранилища проходило под рубрикой «Хранить вечно». Но пыль в царстве Асаркана так или иначе не признавалась за вредный элемент в домашнем хозяйстве: он мог вам тут же объяснить, как слой пыли скрепляет и предохраняет книги, предметы быта и даже механизм проигрывателя, примостившегося на двух томах Брокгауза и Эфрона, от разрушительной коррозии. Немногочисленная посуда, имевшаяся в хозяйстве (одна чашка для кофе, другая для чая), тоже не мылась: слой кофе-чая проникал в трещины чашки и склеивал ее автоматически. Соскребывая исторический слой с реальности и меняя заведенный порядок, делая вид, что избавляешься от грязи и недостатков прошлого, приближаешься, в действительности, к хаосу: видимость хаоса в комнате Асаркана была, в действительности, результатом воинствующего консерватизма, когда ни единый предмет жизни не менял ни своей роли, ни своего местоположения – все последующее подстраивалось, присоединялось к предыдущему.

Этот небольшой кусочек европейской цивилизации был окружен египетскими пирамидами газет. Тех самых итальянских газет, которыми обклеивался, в частности, разговорник итальянского языка, предназначавшийся мне на прочтение в тот эпохальный первый визит. Тогда же я и узнал о существовании некой книги личных счетов между Асарканом и Улитиным. В тот первый мой визит хозяин кельи сообщил мне, кивнув в сторону газетных завалов: «Если бы не чекисты, я бы мог погибнуть в этих газетных завалах. Но четыре года назад они унесли половину. Они пришли в поисках рукописи Улитина «Анти-Асаркан». Пародия на «Анти-Дюринга». Впрочем, я подозреваю, вы не знаете, кто написал «Анти-Дюринг». Чекисты, я подозреваю, тоже не поняли аллюзии. Я им сказал: странно было бы искать у Асаркана сочинение под названием «Анти-Асаркан». Подобное сочинение нужно искать у врагов Асаркана, например, у Улитина. Им, впрочем, было наплевать на клеветническую сущность улитинского сочинения: у них было указание изъять улитинскую машинку — в смысле все с машинописным почерком Улитина».

«Четвертая копия не идентифицируется», вставил я авторитетно.

«А уже если вы ищете антисоветскую литературу, сказал я чекистам, то вот она, вся в пачки сложена. Они сначала не поверили. Потом не поверили своим глазам. И действительно, принялись разбирать. Причем итальянского языка никто из них не знал. Обыск продолжался целые сутки: они выбирали, главным образом, по фотографиям. Например, портрет Солженицына. Расчистили архив. От всех этих узлов. Узел первый. Узел второй. И все узлы с барахлом. Слава богу, половину унесли».

Там, где пачки газет не доходили до потолка, на них громоздились пачки книг, в свою очередь переложенных разными газетными и другими вырезками-закладками. Зажатые между тяжеленными томами, сушились самодельные открытки-коллажи Асаркана. Свидетельствами изготовления этих почтовых изделий были покрыты те немногие половицы, что еще оставались между тахтой и столиком. Но и на них было страшно ступить: обрезками картона, бумаги, газет и журнальных обложек пол был усеян таким густым слоем, что каждый самый осторожный шаг сопровождался шуршанием, как будто нога ступала сквозь ворох осенних листьев. Иногда что-то хрустело под ногами, неясно что, но от этого хруста все равно было страшно. Втроем развернуться тут было негде и передвигаться можно было лишь по-ленински: шаг вперед, два шага назад. Но даже подобная тактика была практически невозможна, когда постоянно думаешь, на какую ногу ступить. На полке, где, видимо, хранился самый важный писчебумажный и библиографический инвентарий, присоседилась, в духе советской разновидности поп-арта, украденная из очередной подворотни жестяная табличка с предупреждением: «Не прикасаться: высокое напряжение!» Внутренний порядок держался тут на весьма зыбком равновесии предметов. Опрокинуть его ничего не стоило. Всякое самое осторожное движение вызывало тут же истеричный окрик Асаркана:

«Ты отдаешь себе отчет, что ступаешь своими сапожищами по чужому адресу?» Имелась в виду очередная эпистола, чей многослойный смысл отпрессовывался в нижних этажах этих пещерных завалов. Меня прежде всего поразило, что он с такой фамильярностью покрикивает на Улитина. Тот заметался с палочкой, балансируя между книжной пирамидой и столиком и в конце концов плюхнулся на тахту. Я оказался зажатым между ними.

«Ну куда ты сел? Я же для вас, дураков, вырезаю и склеиваю цитаты вашей собственной жизни, причем доставляю их вам по почте, а вы, хуже гебистов, врываетесь без предупреждения и топчете мое искусство сапогами. Ты уже получил, кстати, мое отшивающее тебя послание?»

Я сидел, зажатый с обеих сторон. Мне стало жарко и закружилась голова от ядовитого дыма болгарских сигарет. Зуб снова стал отстреливаться, метясь мне в висок. У меня на тебя зуб. Притупи ему зубы. Как рыба, попавшая на крючок, я разевал рот и, как рыба, не мог произнести ни звука. Вместо меня зазвучал Улитин.

«Не прикасаться − высокое напряжение. Еще раз напишешь − убью. Но как же они разгадали почерк?» бормотал вслух Улитин, зачитывая вслух надписи, попадающиеся ему на глаза, вперемежку с собственными цитатами, всплывающими в уме.

«А ты уже нетрезв. Могу предложить твоего собственного “Солнцедара”», и Асаркан ткнул в воздух кончиком сигареты в сторону бутылки на подоконнике. «В нем осталось столь же мало солнца, сколько в тебе − дара, но зато много клея: от него слипаются кишки», стал он объяснять мне голосом усталого гида. «Этот портвейн притащил однажды Улитин в своем алкогольном загуле, но даже он не способен был опустошить до дна этот сосуд. Я вспомнил про него через месяц и гляжу: жидкость расслоилась. Там выпал в осадок некий липкий состав. Я попробовал использовать его в качестве клея для своих открыточных коллажей, и ничего: держит лучше, чем резиновый. Впрочем, это тот же по сути состав: это ведь алжирское вино. Его экспортируют в Россию в алжирских цистернах из-под нефти. Впрочем, даже если в свежем виде глотнуть этот состав − как сунуться в розетку с напряжением в 220 вольт».

«Я же сказал: у алжирского бея под носом высокое напряжение», сказал Улитин. «Нефть превратить в электричество − в этом нет ничего удивительного. Евангельское чудо, уж если на то пошло, в другом: эти алжирские беи нефть превращают в вино. Но ты, распятый человек, вино превращаешь в клей. Ты сам его и пей. А мы пьем кровь. Мы пришли сообщить вам, ваша милость, что нам отказали в четвертой бутылке крови».

«Меня не интересует ваша кровь. Хорошего клея из нее все равно не получится. Меня интересует кофе. Черный кофе», сказал Асаркан.

«Но вы не смоете турецким черным кофе поэта праведную кровь», сказал Улитин и переложил палку на колени, как будто готовясь стоять до последнего. Асаркан зарылся до подбородка в одеяло, как бы защищаясь:

«Так или иначе, потчевать вас мне нечем. Даже если бы я собрался и заварил чаю, у меня нет соевых батончиков. А чай без соевых батончиков, как известно, не чай. То есть, у меня есть батончики, но они не соевые. Это я вчера унес с одного дня рождения. То есть, мне сунули пакет на дорогу, думая меня умаслить. Но вместо постного сахара, на который я рассчитывал взамен соевых батончиков, мне подсунули батончики мокко, а их приторная шоколадность напрочь исключает необходимую настоящему чаеведу соевость».

«Совесть?» переспросил я.

«Соевость. Не совесть. Соя. Чему вас там учат в ваших Кембриджах и Оксфордах?» В присутствии Улитина Асаркан всегда презрительно приписывал меня к Англии. «Соевость сейчас самое главное понятие русской культуры, поскольку чай без соевых батончиков, как я уже отметил, не чай, а чаепитие, и есть главная духовная традиция русской культуры. И не только русской. Как нам продемонстрировал Улитин, слово САМОВАР можно написать и латинскими буквами. Совесть есть, ее даже слишком много. А вот соевости явно не хватает. Так что чай отменяется». В комнате стоял послеполуденный сумрак. Асаркан полулежал, закутавшись по горло лоскутным одеялом на вате, вата торчала из разлезающихся швов. Шито белыми нитками. Он закурил, и кольца дыма, мешаясь с сумраком на фоне белого снега в окне, путали очертания его головы и кофеварки так, что непонятно было: идет ли пар из кофеварки или дым из головы?

«Проснувшись, мне нужно тут же заглотнуть черного кофе, а клапан моей кофеварки не работает, потому что забился прахом и пеплом: тут все вверх дном после ваших визитов, и черного кофе не получишь, не избежав взрыва всей системы. Я не против погибнуть от взрыва кофеварки, но за вашу жизнь я отвечать не собираюсь. Тем более, я пацифист и из всех форм самоубийства предпочитаю сон. Сон − единственный шанс на свободу от населения этой паршивой страны и, в частности, от вас. Теперь в поисках черного кофе мне надо доставать деньги и бежать в магазин «Чай», если он еще не закрылся на обед. Который, собственно, час?»

Мой напряженный мозг работал бешено в поисках ответа на вопрос: какое, милые, тысячелетье на дворе?

«У меня нет часов», ответил Улитин за нас обоих.

«Мои ходики явно устали от ходьбы и отстают», сказал Асаркан, разговаривая как бы сам с собой, не обращая на нас внимания. «Я вчера подтянул гирю, и если сейчас они показывают двенадцать, а отстают они, по моим подсчетам, на двенадцать часов, который, стало быть, сейчас час?»

«Двенадцать», нашелся я.

«Это понятно, что двенадцать», раздраженно отреагировал Асаркан. «Вопрос в том, двенадцать дня или двенадцать ночи? Полдень сейчас или полночь?» «Зависит от того, подтягивал ли ты гирю прошлой ночью или днем», сказал Улитин.

«По-моему, для разрешения этого сложнейшего вопроса достаточно взглянуть в окно: судя по солнцу, до полночи еще далеко», решился я на смелое предположение.

«Вот пройдет еще секунда, и твой пепел упадет на пол. Ты убедишься, что я, как всегда, прав», сказал Асаркан, наблюдая за моей сигаретой. «Ну вот, видишь: я оказался прав». Пепел действительно упал на пол. Я стал собирать пепел с пола в ладошку, но он не собирался, и я стал задувать его под диван. «Теперь вам ясно, как засоряется мой пол, моя душа и клапан моей кофеварки? В результате надо вставать и нестись в магазин «Чай». А для этого нужны не только силы, но и деньги. Деньги. Деньги. Деньги. Одну секундочку», привскочил Асаркан на тахте и потребовал, чтобы я включил проигрыватель, пылившийся слева на книжной полке. Пластинка с «Моей Прекрасной Леди» звучала так, будто профессор Хиггинс страшно зевал, неспособный встать с утра с постели.

«Угум», буркнул Асаркан. «Я так и знал. Эта пластинка — на 45 оборотов. В прошлое посещение ломбарда на сутки отключилось отопление, и проигрыватель перестал крутиться, потому что от холода и пыли застыла смазка механизма. На раскрутку до скорости 45 уходит две недели. Сейчас, если слух меня не обманывает — а слух не обманывает меня никогда, поскольку слух у меня абсолютный — пластинка перешла на скорость 33. Значит, прошло еще не меньше недели. А значит, приближается срок перезакладки часов из ломбарда. Кошмар». Он стал выбираться из-под одеяла, кашляя и чертыхаясь.

220 вольт стенгазета

«Снежные забавы» (ФОТО)

По инициативе городского Совета молодежи при поддержке Комитета по делам молодежи администрации города Новокузнецка 28 февраля 2009 г. на лыжной базе «Медвежонок», в районе Сосновки, состоялась эстафета молодых семей предприятий и учреждений города.

Помимо спортивных этапов, участникам предстояло проявить себя в творчестве – подготовить представление своей семьи, придумать название, девиз, отличительные знаки на одежде, оформить стенгазету.

18 молодых семей из решили побороться за главные призы: участники были распределены по 3-м возрастным группам: 4-6, 7-10 и 11-14 лет (по возрасту самых маленьких членов команды). Каждой семье предстояло пройти 3 этапа:

1) лабиринт (пройти по очереди лабиринт, собрать развешенные внутри него карточки с буквами и составить слово),

2) горка (съехать на альтернативном транспортном средстве (мешке, набитом снегом), по пути сорвать мячик, удачно вписаться в ворота на финише и проехать как можно дальше),

3) санки (папа по очереди привозит к финишу маму и ребенка).

Победители получили дипломы и подарки, а все участники удостоились сладких призов: первыми в своих категориях стали семьи Сахабиевых (команда «Пятачки»), Игониных и Алабугиных, вторыми были «Кузнечики» Кузнецовы, Картавцевы и Лучшевы, ну а «бронзу» делили между командой «220 вольт» (Гуркин-Литвиновы), семейством Шадриных и командой «Оптимисты» (Пилипенко-Морозовы).

Стенгазета краше всех удалась «Суперсемейке» Гордеевых!

Но без хорошего настроения не ушел никто — ведь дороже свежего воздуха, яркого румянца и крепкой семьи нет ничего на свете!

Подведены итоги окружного конкурса стенгазет «Служба ратная, служба солдатская»

Количество просмотров: 127

Номинация «Стенгазета». Коллективная работа
1 место – учащиеся 10 класса Домодедовской СОШ №6;
2 место – Кирсанова Татьяна, Белова Дарья и Киселев Андрей учащиеся 7 «А» класса Добрыниховской СОШ;
2 место – учащиеся 7 «А» класса Кутузовской Школы-интерната для обучающихся с ограниченными возможностями здоровья;
3 место – учащиеся 8 «А» класса Белостолбовской СОШ;
3 место – Молодёжный клуб «Позитив»(14-17 лет) СДК «Пахра»;
Номинация «Юмор и Армия» – Молодёжный актив «220 Вольт» СДК «Русь»;
Номинация «За широту раскрытия темы» – Матвеева Анастасия, Обельчикова Мария и Шатрова Ева учащиеся 10 «А» класса Домодедовской СОШ № 10.

Номинация «Стенгазета». Индивидуальная работа
1 место – Лыганова Арина Петровна учащаяся 9 «Б» класса Домодедовской гимназии №1.

Номинация «Лучший плакат». Коллективная работа
1 место – учащиеся 8 «Г» класса Домодедовская СОШ №1;
2 место – Объединение «Акварелька» Домодедовской СОШ № 7.

Номинация «Лучший плакат». Индивидуальная работа
1 место – Данилевич Алеся учащаяся Заборьевская СОШ;
1 место – Селищев Ярослав Вячеславович учащийся Домодедовского лицея №3 им. Героя Советского Союза Ю.П. Максимова;
2 место – Рюхина Анастасия Александровна учащаяся Зарёвской СОШ с УИОП;
2 место – Гончарова Полина Александровна учащаяся Гальчинской СОШ;
3 место – Кравченко Егор Андреевич учащийся Константиновской СОШ.

220 вольт стенгазета

Неделя специальности Электроснабжения

В Вологодском техникуме железнодорожного транспорта традиционно в декабре проходит неделя специальности отделения Электроснабжения. Участниками недели специальности являлись студенты пяти учебных групп, с I по IV курс, а также преподаватели цикловых комиссий «Электроснабжения», «Естественнонаучные дисциплины», «Общепрофессиональные дисциплины». Неделя специальности проходила при активном содействии классных руководителей групп. В рамках недели проводились различные мероприятия, способствовавшие повышению образовательного, научного уровня студентов и направленные на развитие их творческой активности.

Не оставила равнодушной впервые созданная доска почёта «Гордость отделения Электроснабжения». На ней представлены фотографии студентов «отличников», призёров спортивных соревнований и активных участников художественной самодеятельности техникума.

С интересом прошла тематическая игра «Домино» для студентов 4 курса. Готовила и проводила мероприятие преподаватель О.И. Бычкова, победителем стала команда «Киловольты».

Для студентов 2 курса явилась увлекательной формой соревнований эстафета по общепрофессиональным дисциплинам «Знаю.Умею.Делаю». Организовали и провели мероприятие преподаватели: Г.Н. Казакова, В.М. Дунаева, И.В. Гречишникова, Г.В. Мезенева, Л.В. Соколова. Победителем стала команда «Резисторы».

Для студентов 1 курса преподаватель Е.Н. Комарина организовала и провела мероприятие «Занимательная физика». Студенты отвечали на вопросы, демонстрировали опыты, объясняли задачи. Победителем стала команда «Энергетик». Студенты 1 курса участвовали и в мероприятии «Путешествие по станциям». Организатором данного мероприятия была преподаватель О.И. Бычкова, помогали преподаватели И.В. Гречишникова, Е.Н. Ломтева, С.Ю. Удалова. По итогам «путешествия» 1 место заняла команда «220 Вольт».

Студенты 4 курса, под руководством преподавателя Н.Б. Годунова провели студенческую конференцию для 3 курса «Будущее железнодорожного транспорта». Со своими докладами выступили студенты: Волков Артем, Пролыгин Максим, Коробулин Олег, Кичигин Антон, Степановский Алексей, Свирский Никита и др. На конференцию были приглашены выпускники отделения, работающие по специальности в ЭЧ-4.

Группа 1Эс-84 специально к неделе специальности выпустила красочную стенгазету.

Преподаватель Н.Б. Годунов организовал для студентов 3 и 4 курсов экскурсию в энергодиспетчерский пункт.

На закрытии «Недели специальности», проводимой заведующей отделением Ю.А. Железняковой, наиболее активные участники и победители мероприятий были награждены дипломами.

Заведующая отделением Ю.А.Железнякова

Похожие статьи:

  • Узо вд1-63 4р 25а iek УЗО ВД1-63 4Р 25А 30мА ИЭК MDV10-4-025-030 УЗО ИЭК Cертификат IEK Дифференциальный выключатель ИЕК ВД1-63 (УЗО) 4Р 25А 30мА Назначение и область применения устройства защитного отключения IEK Быстродействующий защитный выключатель, […]
  • Сечение кабеля ga-10 Перевод сечения кабеля из AWG и GA в кв.мм ТАБЛИЦА ПЕРЕВОДА СЕЧЕНИЯ КАБЕЛЯ AWG и GA В ДЮЙМЫ И МИЛИМЕТРЫ ПО ДАННОЙ ТАБЛИЦЕ ВСЕГДА МОЖНО ПЕРЕСЧИТАТЬ СЕЧЕНИЯ КАБЕЛЯ ИЗ ДЮЙМОВОЙ СИСТЕМЫ В МЕТРИЧЕСКУЮ Компания AVANCAR ELECTRONICS ПРОДАЖА И […]
  • Схема электропроводка днепр Shematic.net Схема электрооборудования мотоциклов КМЗ-8,155 «Днепр-11», КМЗ-8.922 «Днепр-16», КМЗ-8.157 «Днепр-14» Схема электрооборудования мотоциклов КМЗ-8,155 «Днепр-11», КМЗ-8.922 «Днепр-16», КМЗ-8.157 «Днепр-14» Схема […]
  • Высоковольтные провода тесла для лачетти Chevrolet Lacetti 5D Красная Стрела › Бортжурнал › Высоковольтные провода Тесла на проверку Го@но Нетак давно позванивал провод высоковольтные, самый длинный показал сопротивление примерно 3 кОма. Подумывал делать провода с нулевым […]
  • Сечение медного провода под нагрузку сколько киловатт нагрузки может выдержать медный провод сечением 1,5 мм, а 2,5мм? 1 мм2 медного провода держат до 10А при 220 это на 1 мм2 будет 2.2квт ( тот же чайник китайский, там тен на 2.2квт, а проводулька 1мм2 ) Пример как […]
  • Узо schneider 40a УЗО Easy9 2П 40А 30мА AC 230В Schneider Electric Schneider Electric Техническое описание УЗО Easy9 2П 40А 30мА AC 230В Cертификат Schneider Electric Двухполюсный дифференциальный выключатель (УЗО) "EASY 9" 40А 30мА 230В AC S 2М […]
Смотрите так же:  Силиконовые провода для нивы