Провода вы мои проводочки

Провода вы мои, проводочки

Провода вы мои, проводочки

В конце 1950-х – начале 1960-х шло интенсивное создание новой структуры управления экономикой страны – Советов народного хозяйства (совнархозов). В 1961 году мой отец был переведен из Чусового в Пермь и назначен заместителем начальника технического управления совнархоза. Я был единственным сыном. Естественно, на семейном совете прозвучали тогда еще безобидные слова «о воссоединении семьи»[11]. Отец навел справки в управлении кадров совнархоза. Оказалось, что инженеры-прокатчики требуются для работы на стане для прокатки медной катанки (так называется заготовка, из которой изготавливают медные провода), который строился на заводе «Камкабель».

Заводу требовался бывалый специалист, с опытом. Формально – на должность старшего мастера. Неформально (ближе к сдаче стана в эксплуатацию) – на должность заместителя начальника цеха.

Минимальный опыт у меня был – уже полтора года как я лишился профессиональной «девственности»: вышел из категории молодых специалистов. Так что мог претендовать на искомую должность.

Размышления были недолгими. Мне вариант показался практически беспроигрышным. Стан был новейшей конструкции. Плюс к тому появлялась возможность самому принять участие в монтаже оборудования, на котором будешь потом работать. А это мечта эксплуатационника. Да и перебраться в областной центр (университетский, театральный город!) для молодого да неженатого тоже кое-что значило.

Спустя пару недель я предстал перед очами директора «Камкабеля» Леонида Фарбера и главного инженера Владимира Третьякова и после бесед с ними 14 июня 1961 года вышел на новое место работы.

Нравилось мне здесь все. Новые, с иголочки, производственные корпуса и уже работающее в них оборудование. Лет через двадцать среди автомобилистов появится термин-комплимент, оценивающий приобретенный почти с конвейера автомобиль, – «новье!». С полным основанием это можно было сказать о «Камкабеле». Я попал на него в ту пору, когда первый, самый трудный (и самый грязный) период строительства остался позади. Так сказать, на готовое. И это не вызывало угрызений совести.

Подстать «железу», молодым и красивым был персонал. Выпускники московских, ленинградских, томских, харьковских и, естественно, пермских вузов и техникумов быстро постигали секреты кабельного производства, бодро шагая по ступенькам служебной лестницы. Потом многие из них, уже в качестве опытных специалистов, будут брошены «на усиление» не только молодого шелеховского завода, но и кабельных предприятий союзных республик, Москвы и Подмосковья.

Из руководителей, с которыми мне приходилось иметь дело, лишь директору Л. Фарберу и начальнику нашего будущего цеха Г. Ставорко было около пятидесяти. Всем остальным чуть за тридцать. В их числе были главный инженер Владимир Третьяков, заместитель главного инженера по новой технике Феликс Демиковский, начальник технического отдела Игорь Троицкий.

Теперь уже не припомню, по какой причине, но с начальником цеха приходилось общаться редко. Кроме него в цехе на тот момент было три ИТээРа (инженерно-технических работника), о которых я упоминал в «Сказках гайвинского леса»: Павел юров, Владимир Кузнецов и ваш покорный слуга. Официально я был старшим мастером, но был представлен этому могучему коллективу как заместитель начальника цеха. Нам была поставлена задача инвентаризации поступившего на склад оборудования перед монтажом, подготовка технологической документации, «присмотр» за строителями, набор рабочих по мере строительства.

По своему содержанию эта работа была не хитрая, что-то вроде увертюры перед исполнением основного сочинения – эксплуатации цеха. А вот с психологической точки зрения для меня она оказалась знаменательной. В Чусовом на фоне таких личностей, как М. Чернышов, Б. Илюкович я чувствовал себя «хвостиком». На «Камкабеле» я впервые почувствовал себя уверенным, самостоятельным – специалистом. Количество перешло в качество.

Л. Фарбер был хозяйственником-стратегом. Пользуясь дискретной спецификой кабельного производства, он поочередно запускал участки с автономной технологией изготовления относительно простой товарной продукции. Сначала голые алюминиевые провода, затем неизолированные медные и т. д. Благодаря этому задолго до выхода на проектную мощность строительство завода уже окупило себя. И мы были настроены на то, чтобы к моменту завершения монтажа без малейшей раскачки приступить к выпуску готовой продукции. По всем планам это должно было произойти не позднее чем через год. Однако вскоре до нас дошла печальная весть: финансирование строительства стана приостанавливается, стройка замораживается. Фактически мы оставались не у дел.

Похоже, за четыре месяца активной деятельности у меня сложилась неплохая репутация. По крайней мере, главный инженер В. Третьяков с ходу предложил мне должность заместителя начальника волочильного цеха. С точки зрения инженерного диплома, это было по специальности. А вот приобретенный на Чусовском заводе опыт оказывался невостребованным. Снова же становиться «салагой» как-то не хотелось. Когда я об этом стал размышлять вслух, мне было предложено, ничего не меняя в статусе, в течение месяца поближе посмотреть на волочильное производство и… подумать. Для этой стажировки была определена оригинальная форма. В это время именно в волочильном цехе силами Научно-исследовательской экономической лаборатории совнархоза при Пермском политехническом институте выполнялась хоздоговорная работа по нормированию труда. Меня в качестве «офицера связи» от завода прикрепили к этой группе.

Ее научным руководителем был заведующий кафедрой экономики ППИ доцент Евгений Гинзбург. Именно в этом, 1961 году он получил право на руководство аспирантурой и присматривал претендентов, желающих и способных грызть гранит науки. Как говорил герой популярной после войны, а теперь почти забытой книги В. Катаева «Сын полка» Ваня Солнцев, я ему «показался». Так в течение одного года мною было получено третье кадровое предложение. На этот раз более радикальное: приняв его, я должен был покинуть производство, одновременно нарушив два принципа выживаемости:

1. «Держись за трубу» (заводскую).

2. «От добра добра не ищут».

Скажи мне кто-нибудь года четыре назад, что я пойду в науку, я бы «обхохотался». А вот теперь, под «тлетворным влиянием» моего чусовского шефа Будимира Илюковича, задумался. Принцип «не напрашивайся, не отказывайся» я услышал только лет через пять-шесть. Но интуитивно почувствовал его рискованный, неизведанный смысл. Посоветовался с отцом, который, как оказалось, знал Е. Гинзбурга и был о нем хорошего мнения. И снова он показал свой гусарский характер. Всего лишь несколькими фразами:

– А что ты теряешь? Заводской опыт, знания остаются при тебе.

А от учебы в аспирантуре глупее не станешь.

Если бы моя жена не оказалась инженером-кабельщиком, то мои отношения с «Камкабелем», скорее всего, завершились бы через год-два. Но в связи с тем, что после окончания института на завод были распределены несколько однокашников Лиды, мы продолжали с ними общаться. Мало того, что преподаватель «Кафедры электроизоляционной и кабельной техники» ППИ Лидия Степановна Сапиро много лет руководила практикой студентов и дипломников на заводе, она еще не один десяток лет преподавала в филиале института, расположенном при «Камкабеле». Постепенно на заводе подрастало уже новое поколение наших знакомых, например, Вадим Смильгевич.

По тому или иному поводу продолжались лично-производственные контакты с Феликсом Демиковским, Георгием Баршевским, изредка – с Игорем и Маргаритой Троицкими.

Более тесные отношения были у меня с Феликсом Демиковским, который возглавил «Камкабель» после снятия Игоря Троицкого за нежелание заниматься свиноводством. Начиная с 1984 года «Камкабель» принимал участие в экономическом эксперименте по увеличению экономической самостоятельности. Я был задействован в этой работе в качестве консультанта. Более того, в 1986 году мы с Ф. Демиковским даже написали книгу «В условиях эксперимента», изданную Пермским книжным издательством. Не часто, но «встречались домами». Как-то он посетовал, что к очередному юбилею завода пришлось выложить крупную сумму за песню, посвященную «Камкабелю», и продемонстрировал мне магнитофонную запись. Прослушав это, прямо скажем, серенькое произведение в духе репертуара народного хора с ключевыми словами «проводочки» и «кабелечки», я ему сказал: насчет музыки молчу, так как ни единой оригинальной мелодии за свою жизнь придумать не удосужился, а слова я бы написал не хуже на общественных началах, в порядке научно-технического сотрудничества.

Вскоре появилась возможность выполнить обещание. Мы с женой были приглашены на день рождения Феликса в ту же историческую столовую «Камкабеля». Официоз отсутствовал полностью, поздравляющие резвились как могли. Запомнилась торжественная грамота, врученная снабженцами. Подписи были скреплены большой круглой печатью, в центре которой была надпись: «Отдел материально-технического снабжения», а по периметру: «Ты мне – я тебе».

Я зачитал и вручил имениннику новый текст песни на прежнюю мелодию. У меня сохранился набросок лишь одного куплета, полное соответствие которого оригиналу гарантировать не могу. Однако если расхождения и есть, то несущественные:

Трактат об удаче (воспоминания и размышления)

© Евгений Сапиро, 2009.

© ООО «Маматов», оформл., 2009.

Книги пишут или для того, чтобы заработать, или из любви к искусству. Если повезет, то на любви к искусству можно и заработать. Автор и Издатель, полагая, что разбираются в рыночной экономике, пришли к грустному, но неизбежному выводу: последнее писано не про них. В издательском деле противоречие между любовью и деньгами устраняют, обращаясь не к Духовнику, а к Спонсору. Издатель так и поступил. И от разных собеседников получил одинаковый ответ: «Извините – кризис».

И вот тогда Автор вспомнил фразу, которую полвека тому назад твердил ему отец: «Что бы ни случилось, держись за трубу!» Вспомнил и набрал на телефоне номер предприятия, в названии которого присутствовало волшебное слово: ТЕХНОЛОГИИ СТЕКЛОПЛАСТИКОВЫХ ТРУБОПРОВОДОВ.

Генеральный директор «ТСТ» Игорь Авраамович Прагер на взволнованный монолог Автора о книге, кризисе и деньгах ответил без эмоций одной репликой и двумя вопросами. Реплика: «Кризис – он, конечно, и в Америке, и в Африке, и в Перми – кризис!»

Вопрос первый: «Сколько?» Вопрос второй: «Когда?»

Нужная сумма в нужный срок поступила на счет издательства.

Спасибо, Игорь Авраамович!

Предисловие

Творить или не творить?

В апреле 2003 года я сделал первые дарственные надписи на только что доставленных из типографии экземплярах своих воспоминаний «Стриптиз с юмором» [1] .

Писалась книга легко. А вот решение взяться за перо было долгим и трудным.

Об одном из сомнений спустя пять лет, в феврале 2008 года, на канале «Культура» тонко упомянул отличный актер и наблюдательный человек Сергей Гармаш. Мягко говоря, он не высказал восторга о людях, которые вместо того, чтобы совершенствоваться в профессии, пишут о себе воспоминания… Пермские политики всегда не очень-то баловали читателя мемуарами.

Если же это и происходило, то при всей содержательности воспоминаний моих старших товарищей [2] , процедура выноса «сора» из властной «избы» в них присутствовала в минимальных, еле уловимых дозах. Стоит ли «в своем кругу» создавать прецедент? Имею ли я моральное право писать малоприятное об известных и уважаемых (без кавычек!) людях, публично судить других? Наверное, да. Выставляя не самые высокие оценки, я указываю «конкретные адреса» исключительно публичных людей. Студент, идущий на экзамен, всегда претендует на положительную оценку преподавателя, но, что не является тайной, получает ее не всегда. Чем лучше его любой артист, спортсмен, политик, шоумен, которому я поставил свою личную оценку?

Смотрите так же:  Автосига ру электропроводка

И, наконец, волновало: сумею ли я написать так, чтобы читать мое творение было и полезно, и интересно?

С сомнениями, которые позднее сформулировал С. Гармаш, я разобрался следующим образом. Применительно к себе он абсолютно прав. Ему еще нет пятидесяти, а главное, он на подъеме. В этом положении грех отвлекаться на побочные занятия.

А если ты «на излете»? По возрасту, по причине творческого кризиса или в связи с тем, что тебе «перекрыли кислород».

Исходя из слов популярной в свое время песни на слова Н. Добронравова, я отыграл не только первый, но и второй тайм. Забивать голы уже не получится. А подсказать кое-что полезное молодому игроку, делающему первые шаги в азартной игре под названием жизнь, – вполне.

И еще один «пустячок»: если этого не сделать сегодня, когда уже за семьдесят, то – кто знает, наступит ли для тебя завтра?

Сложнее было выбрать меру откровенности и остроты. Два веских аргумента позволили ответить на эти вопросы положительно.

Первый – общественный: если решил обратиться к читателю и желаю, чтобы он мне поверил, – не надо темнить.

Второй – сугубо личный. Когда у меня к кому-либо возникают не очень приятные вопросы, мне крайне дискомфортно «носить камень за пазухой». Что касается интереса и полезности, то я решился не на такой уж рискованный эксперимент, привязав почти все основные сюжеты к любимым анекдотам, с которыми шел всю свою сознательную жизнь. Изданные воспоминания тоже были названы соответственно: «Стриптиз с юмором».

Так как разбогатеть на гонораре я с самого начала не рассчитывал, риск был не велик: далеко не все рукописи не горят…

Дегустация первого блина

Если судить по информации, которая дошла до меня, первый блин не вышел комом. Кое-что меня приятно удивило.

1. Ни один из моих постоянных недоброжелателей не сказал на людях и не написал, что «Стриптиз…» – макулатура. Не обнаружил я ничего плохого о своем творении на Интернет-форумах и в «Живом Журнале», где моментально реагируют на любой раздражитель и родного отца не жалеют.

Более того, несколько знакомых высказали мне «претензии» за проведенную без сна ночь: «Трудно было оторваться». Запомнилось, что первым из «жалобщиков» был пермский журналист Александр Сандлер.

2. Предполагаю, что работа с материалом, в котором грань между формальной и неформальной лексикой была весьма условной, нанесла урон не малому числу нервных клеток моего редактора Ирины Красносельских. Но и по этому поводу рекламаций не поступило.

3. Хотя я адресовал «Стриптиз…» исключительно пермякам и искренне считал, что для «иногородних» описание всех этих местечковых игр будет не интересным, довольно много представителей «не пермского народа» это мнение убедительно опровергли. В первую очередь это относится к нескольким моим коллегам по Российской академии государственной службы, которым я подарил книгу в связи с моим юбилеем в 2004 году. Спустя четыре года заведующий кафедрой РАГС и экс-министр национальной политики В. А. Михайлов посетовал: «Люди хвалят твою книгу, а до меня она никак не дойдет».

4. Во время работы над рукописью и после газетной ее публикации я порою опасался, что мой ответ некоторым не очень положительным персонажам получится «непропорциональным», что книга может быть воспринята как желчная. Тем приятнее было услышать от хорошо известного пермякам заместителя представителя Президента по Приволжскому федеральному округу, экс-министра по делам национальностей (2001–2004) Владимира Зорина: «Знаешь, чем мне понравилась твоя книга? Добротой».

5. Совсем не ожидал я обнаружить в авторефератах диссертаций по политологии и истории ссылки на свой труд с далеко не академическим названием. Прибавим к этому, что индекс цитирования в различных вариациях фразы: «Насколько я знаю конструкцию автомобиля марки «Трутнев», задней передачи она не имеет» (см. раздел «Баба с весами») – находится на уровне солиднейших научных публикаций [3] . Так что мои профессорские амбиции оказались более чем удовлетворены

6. Пожалуй, самое важное. В предисловии к «Стриптизу…» есть такие слова: «Особо хочу подчеркнуть, что, если кто-то из героев книги не попал в «положительные», но, переступив через обиду, протянет мне руку, – отвечу тем же».

К чести большинства «пострадавших», повели они себя именно так. В первую очередь это относится к Геннадию Игумнову, которому в «Стриптизе…» досталось больше всех.

Все мы – нормальные и поэтому ранимые люди. Я понимаю, что каждому из них после «обмена любезностями» было не легко сделать шаг навстречу. Но они это сделали.

Рискну даже объяснить, почему.

За прошедшие годы многие из них побывали в «той же шкуре», что и я, а это как-то меняет взгляд на дела давно минувших дней.

Время – хороший лекарь, а пять лет (с момента публикации) – солидная доза успокоительного.

Но самая главная причина такого поступка не в этом. Просто каждый из этих очень разных людей – ЛИЧНОСТЬ…

Первые пару лет после публикации «Стриптиза…» я как-то не задумывался о его продолжении. Этому способствовали обстоятельства. Когда весной 2004 года Юрий Трутнев был назначен министром природных ресурсов России, он предложил мне стать его советником («присмотреть за наукой»). Учитывая, что при этом я оставался советником Андрея Кузяева в «ЛУКОЙЛ Оверсиз», входил в правление пермского землячества в Москве и продолжал участвовать в выполнении научных исследований, проблема «лишнего» времени, навевающая мысли типа «а чем бы еще заняться?», мне не угрожала.

Когда кто-то из друзей вновь заикнулся о том, что не мешало бы книгу продолжить, я обнаружил, что не имею мотивов и, соответственно, желания вновь вернуться к своему жизнеописанию: способность писать не только экономические трактаты я себе и другим доказал; отношения со всеми выяснил – камень с души снял; все главное, что хотел сказать, – сказал… В тот момент процесс продолжения работы над книгой описывался для меня одним глаголом: вымучивать.

А это было совсем ни к чему.

Но народ в виде узкой пермско-московской прослойки с этим согласиться не мог. Более того, была предложена стройная концепция экономической основы будущего проекта.

Раза два-три в год по разным поводам мы собираемся на «мальчишник». Авторитетнейшим ведущим наших посиделок является экс-начальник Пермского областного УВД, а ныне генерал-полковник и сенатор Валерий Иванович Федоров. Однажды, когда очередь сказать тост дошла до меня, он не предоставил мне слово, а произнес примерно следующее:

«Как всем известно, наш уважаемый спикер и министр написал книгу. Книга и удалась, и не удалась. Удалась, потому что в ней хорошо написано о Федорове. Не удалась, потому что этого хорошего мало. Можно бы и побольше! Но это еще не все! Наш друг Евгений Саулович собирается писать продолжение своей книги. В связи с этим информация для размышления: кто желает, чтобы в новом произведении было о нем написано, – взнос тысяча у. е.; кто желает, чтобы о нем не писали, – две тысячи!»

За столом стало тихо. Возможно, потому, что присутствующие напряженно размышляли (в каждой шутке – доля правды!): так что же дороже – слава или скромность?

Несмотря не только на безубыточность, но явно потенциальную высокую рентабельность проекта, он меня по-прежнему не вдохновлял.

Прошло еще три года.

Есть такая закономерность: когда приступаешь к новой для тебя работе, независимо от того, что она собой представляет (освоение нового электрического рубанка на даче или руководство министерством), первое время выполняешь ее как в тумане – закрепощенно и вязко. Постепенно начинаешь представлять устройство и повадки объекта управления, появляются навыки обращения с ним, и уже можно уверенно рулить, позволяя себе даже посматривать по сторонам.

Именно такое ощущение у меня появилось к концу 2007 года: министерская наука перестала быть «непознанным объектом»; «устаканились» мои функции как одного из двух заместителей Андрея Кузяева, возглавляющего правление пермского землячества; стабилизировался состав нашего научного коллектива, что позволило снизить личные трудозатраты…

Конкретным толчком сделать «взгляд в сторону» явились двухнедельные новогодние каникулы 2008 года. Большую их часть мы с женой провели на даче, где образ жизни не очень будоражит мозговые извилины. Их свободные мощности, не привыкшие к бездеятельности, самопроизвольно стали заполняться воспоминаниями, размышлениями…

За пять лет, прошедших с момента написания «Стриптиза…», в моей жизни «работающего пенсионера» произошло совсем не много знаковых событий. Что нельзя сказать о большинстве героев моего произведения. Кто-то взлетел еще выше на волне успеха, кто-то вообще скрылся с горизонта, и эту нишу заняли новые, ранее не известные мне персонажи. К одним уважение еще более возросло, к другим – частично или полностью испарилось…

В чем-то итоги минувшей пятилетки подтвердили мои прежние «научные выводы». А некоторые из них, казавшиеся чуть ли не аксиомами, не выдержали проверки суровой действительностью второй пятилетки нового века. Например, закономерности карьерного роста…

Короче, появились и зашевелились новые мысли.

У научных работников существует такое правило: пришло в голову что-то, на твой взгляд, интересное – немедленно публикуй, ибо завтра это сделает кто-то другой. Первая моя публикация (во всесоюзном металлургическом журнале «Сталь») появилась в 1962 году. И сорок с лишним лет, с большей или меньшей ретивостью, я следую этому правилу, которое со временем превратилось почти в рефлекс.

Рефлекс сработал: потянуло к компьютеру.

Для вас, любознательные!

Сегодня гайдаровскую реформу пинают все кому не лень. В том числе рьяные и не рядовые ее исполнители, бывшие подпольные «цеховики», ставшие именно благодаря ей респектабельными миллиардерами. А ведь именно она, реформа, сделала доступным для современного российского человека колоссальное удовольствие: не торопясь покопаться в груде книг; без опаски, что у тебя уведут из-под носа, взять в руки ту, которая чем-то выделилась из общего «строя»; заглянуть в аннотацию, перелистать введение, выхватить два-три абзаца навскидку из середины… И, может быть, даже купить.

Все, что написано ниже, предназначается таким любознательным и бдительным читателям.

О чем эта книга?

В подзаголовке сказано: воспоминания, размышления. О чем вспоминает и размышляет автор?

Здоровый образ жизни предполагает, что человек 8–10 часов проводит в трудах, 8 часов – во сне. Оставшееся время в разные периоды жизни и в разных долях занимают семья, развлечения, отдых и, кому повезет, любовь.

Я далеко не аскет, любимая цитата из К. Маркса – «Ничто человеческое нам не чуждо». Но «обнажиться» перед читателем так, как это сделал, например, А. Михалков-Кончаловский – это совсем не мое. Несмотря на название первой книги – «Стриптиз…». Так что глубоко личное выведем за скобки.

Есть такой довольно грустный анекдот:

Из 80 прожитых лет 27 он провел во сне… И это были лучшие годы его жизни.

Мне повезло – под эту закономерность я не попадаю, меня нередко посещала удача.…

Смотрите так же:  Схема соединения камеры

Поэтому для описания были выбраны оставшиеся сорок «с хвостиком» процентов прожитых лет, посвященные учебе, работе, отношениям с людьми…

Более сорока лет я, занимаясь наукой, учусь сам и учу других. Поэтому, вспоминая о былом, я не могу избавиться от вопросов: кто добивается успеха в жизни, кто – нет, и почему?

Давным-давно в «Литературной газете» я прочитал формулу счастья, которую трудно опровергнуть: «Счастье – это когда человек утром с удовольствием идет на работу, а вечером с не меньшим удовольствием возвращается домой».

В этой формуле два слагаемых: дом (личная жизнь) и работа (деловая жизнь). О первом слагаемом ничего нового я рассказать не могу (да и особого желания не испытываю). Методом исключения остается второе.

«Деловое счастье» – это творческие или спортивные достижения, сложившаяся карьера, место в рейтинге богатых людей, общественное признание… Далеко не все образованные и трудолюбивые добиваются этого. Возможно, потому, что неотъемлемым ингредиентом «делового счастья» во всех его проявлениях, кроме всего прочего, является везение, удача.

Именно поэтому это слово заняло почетное место в заглавии. С одной оговоркой: один раз может «подфартить» и ленивому дураку, многократно – только работящему и думающему человеку.

Исключительно этой категории людей и адресована моя книга.

Если в первой моей книге сюжет выстраивался вокруг «программных» анекдотов, то в этой, следующей, автор чуть-чуть озаботился о том, чтобы соответствовать своим высоким научным степеням и ученым званиям. О чем и свидетельствуют слова «трактат» – в заголовке книги и не очень академическое выражение «по науке» – в тексте.

С девятого класса я постоянно ношу очки. Даже в баскетбол на спартакиаде школьников тогда еще Молотовской области играл в очках. Не случайно среди моих однокашников популярным было выражение: «Сапиро без очков – это не Сапиро». Знающие меня последние лет сорок подтвердят: «Сапиро без анекдотов – это не Сапиро». Поэтому совсем отказаться от анекдотов я не мог. Но присутствие их в новой книге убавил наполовину.

«Теория происхождения человека» – рассказ о тех, кто воспитывал, учил, «лепил» характер. О родителях, преподавателях, коллегах, «старших товарищах»: от знакомого узкому кругу специалистов бывшего главного калибровщика Чусовского металлургического завода Будимира Илюковича до всем известного Анатолия Чубайса.

Как и подавляющее число мемуаров, это записки необъективного человека.

Лет сорок оправданием этой беспринципности мне безотказно служит анекдот:

Жена довела мужа до такого состояния, что он решился на высшую меру наказания. Способ убийства он выбрал трудный, но наименее рискованный – сексуальный. Долго приводил себя в необходимую форму. Наступила ночь возмездия…

Утром мститель медленно приходит в себя, открывает глаза. Спальня, захламленная вчера, сегодня блистает чистотой, нарядно одетая супруга, заметив, что он проснулся, подает ему поднос с коньяком и прелестными закусками.

Коля! Как ты ко мне, так и я к тебе.

Очень многие наивно думают, что их жизненная среда ограничена треугольником: дом – работа (учеба) – друзья. Они не задумываются о том, что учиться в одном и том же вузе, работать в одном и том же цехе и даже получать удовольствия от жизни в эпоху Сталина, Брежнева или Ельцина – далеко не одно и то же.

В годы перестройки бешеным успехом пользовался прямой телевизионный мост СССР – США, который вел Владимир Познер. На одной стороне моста были «простые» американцы, на другой – столь же «простые» советские люди. Настолько простые, что, когда речь зашла о сексе, одна дама из наших «на полном серьезе» гордо заявила:

– В Советском Союзе секса нет!

Всему этому посвящена глава «Анализ внешней среды».

Для каждого из нас «внешняя среда» – прежде всего окружающие нас люди. Среди них есть те, которых знают (или знали) в лицо не только в России. Почти все из них ярким метеором блеснули в моей жизни и скрылись за ее горизонтом.

Многие из людей, бывших моей «внешней средой», не столь известны, но не менее интересны. С ними всегда «без предварительной записи» можно было поговорить по делу или «просто так», опереться на их плечо, подставить свое. Без них жизнь была бы пресной…

Не случайно пишу «было». С большинством из них судьба развела нас по разным и дальним дорогам. А добрая память осталась. В том числе – на страницах этой книги.

Почти каждый человек задает себе или окружающим вопрос: почему одним благоволит удача, а к другим не очень. Задают этот вопрос многие, задумываются над ним далеко не все, пытаются найти ответ на него единицы.

Так уж получилось, что я отношусь к последней категории.

Не из-за каких-то особых талантов, а из-за профессии.

Много лет, работая преподавателем, заведующим кафедрой, я пытался понять это, чтобы передать «секреты удачи» своим ученикам, помочь им найти достойное место в жизни. Сначала я это делал на опыте других. Потом кое-чего добился сам, так что появился собственный источник информации для размышлений вслух. Беседы на эти темы всегда были вне рамок учебной программы, но воспринимались ребятами с явным интересом. Может быть, сведенные воедино, они окажутся интересными и читателям, которые прочитают главы «Кому благоволит удача» и «Психология удачи».

Несколько раз в жизни меня упрекали в склонности к карьеризму. Видимо, так оно и есть. Но в то же время я никогда не отождествлял успех исключительно с карьерой. Об этом заключительная глава: «Парадигмы больших и малых величин».

И, наконец, последнее. Для лучшей ориентации читателя во времени и пространстве я счел необходимым в самом начале привести краткие биографические данные автора. Как называли раньше кадровики – «объективку».

Родился 29 января 1934 года в городе Мариуполе. Родители: Сапиро Саул Исаевич – инженер-металлург; Мовшовская Эмма Наумовна – врач.

В 1941 году мы были эвакуированы на Урал в г. Нижний Тагил, а через несколько месяцев – в г. Чусовой, где я и окончил среднюю школу.

1951–1956 – студент металлургического факультета Уральского политехнического института (УПИ).

1956–1961 – помощник мастера, мастер, старший мастер старопрокатного цеха, калибровщик завода (Чусовской металлургический завод).

04.1961–11.1961 – старший мастер строящегося прокатного цеха завода «Камкабель».

1961–1973 – старший инженер отраслевой лаборатории экономики, аспирант, ассистент, старший преподаватель, доцент Пермского политехнического института.

1973–1987 – доцент, профессор кафедры экономической кибернетики, заведующий кафедрой учета и финансов Пермского госуниверситета.

1987–1990 – заведующий Пермским отделом Института экономики Уральского отделения Академии наук СССР.

1990–1991 – заместитель председателя Пермского облисполкома.

1992–1994 – первый заместитель главы администрации Пермской области.

1994–1997 – председатель Законодательного собрания Пермской области (одновременно в 1996–1997 гг. – заместитель председателя, председатель Комитета по экономической политике Совета Федерации Федерального Собрания РФ).

1998–1999 – министр региональной и национальной политики РФ.

С 2000 – советник, эксперт.

Кандидат экономических наук – с 1965.

Доктор экономических наук – с 1977.

Профессор – с 1979.

Член КПСС с 1961 по август 1991.

Дважды (в 1994 и 1997) избирался в Законодательное собрание Пермской области.

жена – Сапиро (Гусарова) Лидия Степановна; сын Олег – родился в 1963, погиб в 1991;

внук Евгений – родился в 1984 году. В 2007 закончил Академию народного хозяйства при Правительстве России. Работает в «ЛУКОЙЛ Оверсиз». Дачный титул – «старший барин»;

кот Фросик (белый перс). Распугивает и даже ловит мышей с 1997 по настоящее время. Дачный титул – «младший барин».

Nissan Cefiro rb20e › Бортжурнал › Провода проводочки.

Привет всем, опять же)
На этот раз речь пойдёт о замене такого расходника как высоковольтные провода.
Давеча тачка начала троить, разгулялся туда-сюда холостой, в целом поведение машины мне не нравилось и все в таком духе. Долго голову не грея, старым дедовским способом (в тёмное время открыть капот и взглянуть на обстановку) был найден виновник. Два или три провода просто наглейшим образом подсекали!
Чего долго думать? Пришёл домой, значит, зашёл в инет. И поседел. Ценник на самые ущербные китайские провода начинался от 4т.р. А хорошие японские провода в цене переваливали по новому курсу за пятёрочку и далее по нарастающей, в зависимости от наглости и авторитетности магазина. Но позвольте, этож…не в какие ворота, чес слово! Это треть цены моего мотора, ёмаё. Да у меня шпг в эти деньги собрали, по словам прошлого владельца.
Ездить на половинке от имеющихся горшков желания нет, но и отдавать такие бабки, которых опять же нет — не вариант.
Покурив всё это дело на драйве, был найден вариант вполне меня устраивающий.
Провода от ЗИЛ-130

Инфа взята у Vipos , за что ему огромное спасибо.
Провода нашёл в первом же магазе запчастей для грузовиков.
Попутно старый ниссанчик решил рассыпаться у меня на глазах, собственно как и обычно. Отломалась рассыпалась у меня в руках какая-то масса идущая от форсунок в район термостата, еще пара фишек развалилось просто от дуновения ветра…
Всё это дело было наглейшим колхозом восстановлено. Примотал на массу какой-то аудиопровод. На изоленту. Залипуха, одним словом 🙁 Потом как-нибудь надеюсь купить фишку новую и отломанную массу.

Каких-то подьёмов мощности или еще чего я не заметил. Но мотор стал работать ровно и больше ничего не троит не сечёт, тьфу-тьфу-тьфу. Аве бомжкастомайзинг и великие Кулибины)) Всё работает и дальше ездит (не всегда прямо, правда).
К вопросу о всех так шибко интересующем спойлере вернёмся когда поставлю:)
Ждите новостей)
UPD Провода шляпа та еще, вроде как бы все работает но они одноразовые. Если вы планируете сначала их поставить и потом поездив чутка менять свечи то знайте — снимая со свечей эти самые, мать их так, провода, вы рискуете их же и убить)) Они рассыпаются на части. Как бы конструктор потом этот можно и собрать, но мозги делает потом бывает иной раз это все. Короче свечи меняйте ставьте провода и больше туда не лезьте)) Всем мир)

«Провода, провода, проводочки. «

Кто уже понял по сабжу, вспомнил — быстро тыц в экранчик: это оно, оно самое.

А кто не понял — я вам завидую: вы это сейчас увидите впервые. Двадцать лет назад свердловский документалист Владислав Тарик представил стране патриарха корпоративного гимнотворчества — поэта и композитора Евгения Шикунова. Человека, обувшего заводы и фабрики страны в три аккорда и тридцать три буквы. Конвейерным способом. К вящей славе заводов и фабрик — обнаруживших поразительное сходство своих ритуальных песнопений.

Итак, «Тот, кто с песней» Владислава Тарика, 1988 год. Жаль, что не весь — но хоть что-нибудь:

Еще два фрагмента —

. а тут — продолжение истории Евгения Шикунова, рассказанное мне Тариком в прошлом году.

Провода провода проводочки!

Провода… провода… проводочки!
Мы сидели с любимой на кочке…
Обнимались мы с ней…
Целовались.
Лишь к утру, ненадолго расстались…

Вот уж, вечер… огни зажигает.
Вот уж, звёздочки в небе играют!
И Луна — круглолицая дама…

И ругает меня, моя мама:

Смотрите так же:  Асинхронный электродвигатель 12 вольт

Что, гуляю я ноченькой тёмной,
По Земле… беспокойной, огромной!
Что, кругом лишь — бандиты и урки.
Поджидают меня в переулке!

Ну, а Я… — Безбоязненно мчуся
На свидание к милой Марусе!
Потому что, мы с нею, на кочке…
Снова крутим… Любви проводочки.

Универсальный провод 3 в 1

Приехали вот эти универсальные проводочки «три в одном». Я раньше использовал универсальный вариант с двумя переходниками (основная — microUSB и есть насадки на Type-C и Lightning), но этот вариант — намного удобнее, потому что, во-первых, не надо возиться с насадками, а, во-вторых, можно одновременно подключать хоть три устройства к одному порту.

Если будете заказывать, обратите внимание на то, что там можно выбрать из трех цветов плюс есть два размера — метр и полтора.

Качество исполнения — очень хорошее, но я кабели этого производителя уже заказывал, производитель проверенный.

Подключил сразу три смартфона — все четко, все три заряжаются.

Ну и правильно сделал, что заказал сразу четыре штуки. Один — в компьютер, чтобы смартфоны к ПК напрямую подключать. Второй — в продвинутое зарядное устройство. Третий — в зарядное устройство внизу, где заряжаются айфон, планшет, плеер ребенка и геймпэд для игровой приставки (вечно там несколько проводов раньше болталось). Ну и четвертый — в машину (мы там нередко с женой одновременно телефоны подключаем, зачем несколько проводов возить?).

Вот такие дела. Рекомендую, полезная и удобная штука.

Upd: Для проводного подключения к компу этот провод не годится, пардон. Он только зарядку дает, не подключение. Так что только для зарядки.

Проблема проводов и проводочков в квартире.

Вот. Сталкиваюсь с тем, что они живут в моей квартире и попадаются везде, куда ни глянешь.
. Зарядное надо? Надо. И желательно рядом. А телефон не один, между прочим.

И так далее. Дело ещё и в том, что если что-то установишь статично, то оно иногда нужно в другом месте квартиры. Ну, например, маленький телевизорик.

Торшер вон. Прикольный. Но тоже без провода не хочет светить.

Шнур к телефону (модем) тянется как змеюка через комнату под ковром.

Я уже молчу про наушники. Тоже их по дому миллион! Что делать? Есть опыт борьбы с проводами?

Стоит помнить, что не допускается укладка в одном кабель-канале сильноточных (силовых) и слаботочных проводов.

Фальшпол, фальшпотолок, фальшстены.

Продуманная система силовых розеток.

Пластиковые плинтуса, скрытая проводка к местам возможной установки.

Если в двух словах, то сначала надо спланировать что и куда должно идти, что и где должно стоять, выполнить соответствующую проводку, учесть, что возможна перепланировка, в каких пределах. Можно тупо натыкать силовые розетки через пару метров и подключаться через тройники/удлинители. Сделать несколько слаботочных розеток (на каждой стене в каждой комнате и вывести всё это счастье в коридор, а там коммутировать).
Если постоянно всё дергать, то единственный выход — делать пластиковые кабель-каналы с разделением перегородками.

В общем три направления —
1) делать фальшпол (как на крупных ВЦ), но это в квартире будет проблематично реализовать.
2) закладывать избыточность по силовым и слаботочным розеткам
3) делать пластиковые кабель каналы.

Смотря на что вы готовы пойти ради порядка . На какие хлопоты и на какие затраты, удовольствие не из дешевых.

— Имхо, оптимальное: cпрятать провода по максимуму в стены (если стены достаточно легко штробятся), подвесной потолок(если есть или планируется) или в/под черновой пол (в стяжку или под лаги).
Готовы стены штробить? Черновой пол переделывать? Ремонт в ближайшее время планируете?

— Кабель каналы. У многих производителей эуи есть спец серии в которые входят розетки, выключатели, электронные устройства, предназначенные для установки в кабель-каналы. Лучше импортные: и выглядят симпатичнее и собирать/использовать в удовольствие.

Всю слаботочку тоже можно/нужно спрятать, у любого приличного производителя есть спецрозетки для телефонов, комп сети, антенные, для акустических систем. Есть сдвоенные, антенные до 4 гнёзд встречаются.

«Коробочки» и «провода», или Чем отличается мужской мозг от женского

Как понять, чего хочет мужчина, и что нужно женщине

Школа Профессиональных Родителей

Много-много тысяч лет назад население Земли было в десятки раз меньше, чем сегодня, но именно тогда формировался наш мозг. И именно тогда появились задачи, которые должны были выполнять мужчины и женщины. Поэтому мозг женщины существенно отличается от мозга мужчины. Как в физической плоскости — у женщины мозг весит 1,35 кг, а у мужчин 1,5 кг, так и в плоскости внутреннего устройства. Попробуем разобраться, почему.

Чем отличается женский мозг от мужского

Условия жизни меняются, они сейчас сложнее, чем в древности. Но мозг наш не меняется, он был сформирован 40 тысяч лет назад. Наша система мышления зависит от функций, которые мы выполняем испокон веков.

Какими были функции человека 40 тысяч лет назад?

Он — добытчик, защитник (не захватчик), родоначальник, творец.

Она — хранительница очага, мать, вдохновительница (муза).

Он от природы — охотник, и если бы он на все отвлекался, то или мамонты бы все разбежались, или его съели бы дикие звери. А вот ей все время нужно было следить, чтобы очаг не потух, чтобы дети разного возраста были присмотрены, которые и спят по-разному, и едят по-разному, и двигаются с разной скоростью. Плюс нужно готовить, убирать, что-то шить и штопать. Ее внимание должно было рассеиваться.

Вот и получается, что жизнь изменилась, изменились и функции мужчин и женщин. Но мужчинам по-прежнему не свойственна мультизадачность, а женщинам иначе никак: их мозг приспособился к реакции на несколько факторов одновременно. Из-за этого женщины теряют качество работы (6-8 баллов по шкале из 10). А мужчины же все делают на «отлично», правда, у них страдает скорость. Если на мужчину в один момент сбросить детей и домашние хлопоты, то он растеряется. Но если предупредить его за несколько дней, о том, что ему придется остаться с детьми, у него будет время подготовиться. И он решит эту задачу самым наилучшим образом. Поэтому не удивляйтесь и не обижайтесь, если вернувшись домой, вы услышите от детей: «А! Это лучший день в моей жизни!».

Коробочки и провода

Выходит, что мозг мужчины очень тщательный, охраняемый и аккуратный. Там все по коробочкам: есть коробочка «любимая работа», «любимая машина», «футбол», «отдых с друзьями в субботу», «жена», «дети» и так далее. Когда он в коробочке «машина» и тут вдруг звонит жена, у него происходит диссонанс. В двух коробочках он не может быть одновременно. И если вы думаете, что Юлий Цезарь был многозадачным, то нет. Он просто очень быстро переходил из одной коробочки в другую. [contextly_sidebar id=»fOViWcwi1hNXBALeelEnMzyZuTvB4PES»]

А у нее в голове «провода», система Интернет, когда из одной точки можно моментально попасть в другую. Это все равно что три компьютера включены в сеть одновременно и все работают. А бывает, что и 23! Отсюда и проблема, когда женщина одновременно решает какие-то задачи, готовит ужин, следит за ребенком и вдруг решает позвонить любимому и сказать, что она любит его, а он в этот момент находится в коробочке «работа» и просто не успевает переключиться. А женщины не понимают и… обижаются.

Правильная постановка задач

Есть один простой секрет: нужно помнить, что мужчина мыслит идеями. Мы убиваем в нем творца, если требуем ответы или указываем ему, что делать. Поэтому, если нужно, чтобы мужчина что-то сделал, то лучше женщине уйти. Заняться собой, отдохнуть, а потом вернуться. Мужчина сам найдет решение, а нам просто нужно будет согласиться. Почему нужно уйти из дома, чтобы мужчина что-то сделал? Мы, как воздух, заполняем собой все пространство, и ему нет места развернуть свою деятельность. Мы гордимся своим умом, несем транспарант «Я – самая умная!». Но не стоит этого делать. Как только убираешь транспарант, становишься собой, тогда появляется женская мудрость. Мужчина-защитник, он всегда поможет, если его попросить о помощи. И все же частить не стоит, нельзя отвлекать его каждые 5 минут. Помните о «коробочках». Но если необходимо, присвойте своей серьезной просьбе высокий ранг! Всегда говорите, чего хотите, не нужно думать, что они догадаются.

Форма и наполнение

Три качества, которые мужчина должен дать женщине, звучат так: холить, любить, лелеять (забота, внимание, например, утром чашка чая в постель, поддержка в том, что мы хотим делать). А что должна дать женщина мужчине? Уважение, терпение и веру в его силы. Его функция творца позволяет сделать ему все на 12 по 10-балльной шкале. А то, что она хранительница, вовсе не означает, что она домработница. Как раз наоборот! Когда она становится хранительницей очага -домработницей, то начинает думать, что вышла замуж, чтобы готовить и убирать. Да, нас так воспитывали, учили, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Но она должна быть не домработницей, а вдохновительницей, она должна нравиться ему!

Мужчина – это всегда форма, основа и фундамент, а женщины – это то, что наполняет. Мы друг без друга – ничто. Он без нее пуст, а она – растекается. Если силы распределены правильно, то вместе мы можем перевернуть мир. В своей семье я могу объяснить механику любого процесса, а муж умеет подобрать форму для этого. Я люблю общаться с людьми, а муж может организовать этот процесс. Наш ум мы должны использовать для вдохновения и делать то, что нам нравится. Нельзя растворяться в своем мужчине! Вода ведь не может раствориться в чашке. Нужно оставаться собой, ведь любой мужчина будет горд поддержать женщину, которая занята делом, которое ей нравится!

Похожие статьи:

  • Сила тяжения провода Большая Энциклопедия Нефти и Газа Тяжение - проводы В числителе дана величина пролета при нормальном тяжении проводов , в знаменателе - при ослабленном. [17] В тех случаях, когда нагрузки от тяжения проводов все же превосходят допустимые […]
  • Отличие провода сип 2 от сип 4 Марки СИП проводов — отличия, характеристики. Разница затрат монтажа. Что означает аббревиатура СИП? Это сокращение расшифровывается как – самонесущий изолированный провод. Именно провод, а не кабель как некоторые ошибочно его называют. […]
  • Как подключить телефонную розетку rj 11 Установка телефонной розетки Установка дополнительной телефонной розетки не только избавит вас от мотков проводов, но и упростит подключение телефонного аппарата при его замене. В данной статье мы расскажем, как подключить телефонную […]
  • Пускатель магнитный 18а катушка управления 220в Пускатель магнитный 9А катушка управления 220В АС 1НО+1НЗ LC1D (LC1D09M7) цена: 1 943,01 руб. Производитель: Schneider Electric/D Технический каталог кабельно-проводниковой и светотехнической продукции, электрооборудования, декоративного […]
  • Электрические схемы форд скорпио АВТОМОБИЛЬНЫЕ ЭЛЕКТРОСХЕМЫ Архив по рубрикам: ' ЭЛЕКТРОСХЕМЫ FORD SCORPIO 85-94 Г.В. ' Схемы контроллера, очистителей и омывателей стёкол, обогрева стекла на автомобилях Ford Scorpio 85-94 г.в. Омыватели и очистители занего и лобового […]
  • Электрические схемы nissan note Электрические схемы nissan note Nissan Note. Электросхемы - часть 3 Схема 7. Задние фонари: 1 - реле задних габаритных огней; 2 - реле зажигания; 3 - центральный процессор; 4 - блок IPDM E/R; 5 - разъем передачи данных; б - […]