Вбелов гудят провода

Оглавление:

Василий Белов «Гудят провода»

Гудят провода

Язык написания: русский

— сборник «Холмы», 1973 г.

Авторы по алфавиту:

25 февраля 2019 г.

25 февраля 2019 г.

24 февраля 2019 г.

Открыты страницы книжных серий «Волшебная страна» и «Азбука»

23 февраля 2019 г.

22 февраля 2019 г.

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.
Copyright © 2005-2019 «Лаборатория Фантастики».

Василий Белов «гудят провода»

Василий Белов « ГУДЯТ ПРОВОДА»
Автор

(Романовна идет по сцене гладит руки)

У Романовны всю зиму тосковали руки. Особенно по ночам и к перемене погоды. Как она их не парила, толку не было !. По совету соседки Алефтины она пошла на медпункт. Там она встретила ленку Смирнову , к которой ходил ее сын Степанко.

-Здравствуй ,тетя Маня.

-Здравствуй. Что ты милая бежишь как на пожар?

-Да некогда, тетя Маня, мне. Коровы одне остались.

-Коровы то не убегут ,поди. Чего, занемогла чем?

-Голова что-то болит ,-потупилась Лена.- Второй день болит.

-Простудилась. Видно. А ты бы чай с малиной, да на печь. Пропотела бы, все как рукой сняло. А у меня вот руки тоскуют.

( Лена с Романовной сидят на стульях. Входит врачиха Анна Григорьевна)
Анна Григорьевна

Смирнова? Проходи!- ( пропускает ее вперед себя)
Автор

Анна Григорьевна куда-то уводит Ленку.

-Вишь, молоденьким какая честь, наперед стариков пропускают. (немного помолчав)

Куда это девалась девка-то, вроде дороги то нет другой.
(Снова выходит Анна Григорьевна)

Романовна, заходи. (Осматривает ее, выписывает лекарства)

Никакой работы нельзя делать, особенно тяжелой.

-Да что ты, матушка Анна Григорьевна! Я ведь умру без работы-то. А люди то что скажут.

( но врачиха не откликнулась. Романовна слышала, как хлопнула дверь в родильной половине, завязала платок и направилась в магазин)
Автор

В магазине Романовна купила новую сковородку, хлеба, ниток, спичек и пошла домой. И вдруг у Романовны екнуло сердце и голову просвятила мысль.

— Да ведь …Ой, Господи ! Ведь она ,Ленка-то в Родильной осталась.! (охает растерянная) . Выходило как раз на это- как Степанко уехал пошел четвертый месяц.

Автор
Сначала Романовна замедлила шаг, потом и совсем остановилась, расстроенная. Провода гудели как во сне. Романовна не знала , что делать, и мысленно охала. Как это она сразу не догадалась?

( Романовна стучится в медпункт)

Сцена в медпункте
Анна Григорьевна

-Это я Романовна

Анна Григорьевна
-Я сейчас занята, придите завтра. Что вам нужно?
(Романовна отстраняет Анну Григорьевну и вбегает в павлату)
Автор
Ленка лежала ни жива, ни мертва.
Анна Григорьевна

-Что это такое? Гражданка, немедленно выйдите отсюда. Что это такое?

( Романовна сдернула с Ленки простыню. Ленка вскакивает и плачет, закрываясь халатом)

-Ну кА вставай, вставай девонька. Ишь . что выдумала? Вставай, да пойдем отсюда. А ты милая собери свои струменты.

(Ленка встала одеваться)
Анна Григорьевна
— Вы что, мать ее что ли?
Романовна

-Мать, милая мать? Иш, что выдумали ? …. Вставай Еленка, надевай фуфайку.

(Ленка плачет, одевается)

-Что вы мне голову морочите? А ты не плачь, чего разрыдалась. Ни надо было раздабриваться перед каждым.
Романовна

-Это как милая перед каждым ? Это перед каким перед каждым ?

Мой Степанко не от худых людей слава богу!. Я век прожила , людей не смешила, и на хозяина люди не пообидятся, спроси кого хошь, на войне сгинул за нас грешных. Вставай Еленка, домой пойдем?

Перед каждым? Иш, что выдумали?

(Врачиха улыбается, снимает халат.Уходит.)
Сцена дома у Романовны

За столом сидят Ленка и Романовна. Пьют чай. Ленка пишет письмо.

-Пропиши ему мое слово прохвосту, чтоб он прохвост домой ехал, а на крестного плюнь, Ну его к водяному , жмота! Проживем, даст бог здоровья.

( На фоне слов автора Романовна и Лена везут внучку в коляске ( можно и на руках)

Но прохвост домой не проехал. И когда уже в сенокос Романовна везла домой Еленку с новорожденной внучкой, у деревни в поле все так же тонко и таинственно пели на столбах провода. Романовна дня три беспокоилась и расстрайвалась , какое имя дать внучке. Помогла же опять же опять соседская Алефтина. С ее помошью и назвали девочку Светланой.

Вбелов гудят провода

Получаете ли вы премии?

Да, обычно в размере 13-й зарплаты

Нет, но нам стабильно выплачивают стимулирующие

Премии-то выдают, но это и не премии, а способ доведения зарплаты до средней по региону

Какие премии? Нам бы саму зарплату выплатили…

Всего проголосовало: 18

Текущий номер

Идеал недостижим. Но надо стремиться к нему

номер 08, от 19 февраля 2019

Читайте в следующем номере «Учительской газеты»

«Чтобы работать в одиночку, нужна железная воля. У многих ли она найдется? На миру работать куда легче, артелью, миром легче поднимать большие тяжести», — эти слова из передовицы первого номера «Учительской газеты», вышедшей 3 октября 1924 года, принадлежат Надежде Константиновне Крупской. Именно она, руководитель Главполитпросвета при Наркомпросе, а затем и заместитель наркома просвещения РСФСР, стояла у истоков «Учительской газеты», помогала создавать ее, формулировать ее главную задачу – вскрывать и решать проблемы учительства. Быстро, грамотно, сообща… В этом году «Учительской газете» исполняется 95 лет. В этом же году мы отмечаем 150 лет со дня рождения Надежды Константиновны Крупской. Об этих, неразрывно связанных юбилеях, в материалах наших авторов – Надежды Тумовой и профессора Михаила Богуславского.

Пожалуй, самое главное для подростка – пользоваться авторитетом в своей среде. Мнения родителей и учителей, о том, как он учится, выглядит и вообще поступает в разных жизненных ситуациях, отходят в этом возрасте на второй план. Главное – что думают сверстники. Как в такой ситуации не оказаться изгоем? Кто такой лидер в современной подростковой среде? Какими качествами нужно обладать, чтобы им стать? Ответы в новом выпуске газеты в газете «Эпицентр».

«Мы учимся, пока живы. И будем учиться, пока не умрем» — таково кредо студента в Китае. Сегодня в вузах этой страны учатся в три раза больше человек, чем живут в нашей. Цифра колоссальная! И здесь хорошо уяснили: образование – движущая сила экономики, поэтому учиться нужно всем и всегда. О том, как удается организовать и направить в нужное образовательное русло такое количество человек, узнал из первых уст Сергей Рыков.

Наши приложения

Три судьбы

Простой сюжет непростой темы

Рассказ «Гудят провода» начинается довольно просто, но в то же время и метафорично: «У Романовны всю зиму тосковали руки. Особенно по ночам и к перемене погоды. Как она их ни парила, чем ни перемазала, толку не было! Днем еще ничего, за работой боли не чувствовала, а ночью, только погасишь лампу, заноет в локтях и запястьях, будто кто жилы из них вытягивает».

Сюжет произведения, занимающего всего три страницы, тоже прост и незамысловат. Живет в деревне пожилая женщина, Романовна, ведет свое хозяйство, трудится, ждет сына, который «третий год в солдатах» находится. Однажды пошла она в медпункт, «размещавшийся в одной избе с родильным домом» и находившийся всего в двенадцати километрах от ее деревни. Там в результате случайного стечения обстоятельств Романовна сама догадывается, а потом и узнает новость, изменившую ее жизнь. Оказывается, что сирота Ленка, которую прислали по комсомолу на ферму работать, ждет ребенка от ее сына.

Все просто, и сюжет, и рассказ небольшой. Может быть. Только вот тема произведения далеко не непростая, как кажется на первый взгляд. Она касается человечности, любви и сострадания. Извечная тема женского счастья раскрывается в рассказе.

Романовна, не задумываясь, взяла беременную Ленку к себе. Не оставила ее на осуждение деревенской молвы, не бросила. Благодаря проявлению материнской заботы Романовны Ленка не избавилась от ребенка, не загубила зарождающегося в себе человека. Не покалечилась молодая судьба неопытной девушки.

Глубокую нравственную тематику рассказа автор раскрывает через лексику. Ее богатство, образность придают произведению особую выразительность. Василий Белов мастерски владеет словом. В рассказе прежде всего выделяется колоритный разговорный язык, запоминающийся особенным произношением слов: «к фершалу-то», «одне» вместо «одни», «пошто» вместо «почему».

Первый метафорический образ заложен в названии рассказа — «Гудят провода». В этом олицетворении можно уловить предощущение серьезного настроения произведения. Волнение мы слышим в гудке паровоза, в последнем гудке отплывающего парохода. Протяжный гул, как предвестник нарастающей тревоги, явно слышится и в словосочетании «гудят провода». Игра и даже «пение проводов», которое не раз повторяется в произведении, несет в себе эмоциональную нагрузку, передавая не только душевное состояние главной героини, но и всего произведения.

На обратном пути из медпункта Романовна задумалась о сыне. «А провода над ее головой все гудели и гудели», словно предвещая какую-то новость. Затревожилась душа женщины. Романовна снова вспомнила разговор с Ленкой, которую встретила в медпункте, «и почуяла не то тревогу какую-то, не то беспокойство, словно уронила на пол иглу, а найти так и не нашла». Внутреннюю тревогу автор сравнивает с волнением человека, потерявшего при шитье иголку, чтобы читатель мог без труда представить чувства героини в этот момент.

И опять, передавая переживания героини, автор прибегает к сравнению (излюбленному приему Льва Толстого): «И вдруг у Романовны екнуло сердце, и голову просветлила простая, как снег у дороги, мысль: «Да ведь. Ой, господи! Ведь она, Ленка-то, в родильной осталась». Женщина подумала, подсчитала в уме, когда уехал ее сын, и поняла, что девка-то, наверное, беременная, и расстроилась. Тревожно стало у нее на душе. «Провода гудели, как во сне, Романовна не знала, что ей делать, и мысленно охала».

Не выдержала неизвестности, вернулась она в медпункт. И вовремя успела. «Ленка уже под простыней лежала на другом столе ни жива ни мертва». Романовна, не слушая врачиху, сдернула с Ленки простыню и сказала повелительно-ласково:

«Ну-ко, вставай, вставай, девонька. Ишь, чего выдумала! Вставай, да пойдем отсюда. А ты, милая, убери свои инструменты!» — обернулась она к врачихе». Последняя стала спрашивать у Романовны, мать она Ленке? На что та утвердительно отвечала, а девонька плакала. Тогда врачиха хмыкнула и сказала: «Чего вы мне голову морочите? А ты не плачь, чего разрыдалась? Не надо было раздабриваться перед каждым».

На что Романовна возразила и ответила в сердцах: «Мой Степанко не от худых людей, слава Богу! Я век прожила, людей не смешила, и на хозяина люди не пообидятся, спроси кого хошь, на войне сгинул за нас, грешных. Вставай, Еленка, домой пойдем!»

Шли месяцы, сын Романовны так и не приехал, хотя письмо ему давно отослали. Наступило в деревне время сенокоса, в которое Романовна везла домой Ленку с новорожденной внучкой, а «у деревни и в поле все так же тонко и таинственно пели на столбах провода».

Так заканчивается рассказ, в последних строках которого встречаемся и прощаемся мы опять с «проводами», но они уже «не гудят»», а «таинственно поют». И пение их связано с ушедшей из сердца тревогой, с наступившим миром в судьбах героев, с появлением новой жизни, олицетворяющей собой солнечный день, надежду на благое будущее для каждого: Романовны, Ленки и внучки.

В них можно увидеть три женских образа, соединенных в маленьком рассказе Василия Белова. За ними стоят три судьбы, три жизни, три души.

Вбелов гудят провода

07.01.2019 — Уважаемые посетители! В ВИП-разделе сайта мы открыли новый подраздел, который заинтересует тех из вас, кто спешит проверить (дописать, вычистить) свое сочинение. Мы постараемся проверять быстро ( в течение 3-4 часов). Узнать подробнее >>

16.12.2018 — Ребята, на Форуме создан пост, где размещены сочинения по сборнику И.П.Цыбулько. Смотрите работы, выставляйте свои сочинения! Ссылка >>

16.09.2017 — Сборник рассказов И.Курамшиной «Сыновний долг», в который вошли также и рассказы, представленные на книжной полке сайта Капканы ЕГЭ, можно приобрести как в электронном, так и в бумажном виде по ссылке >>

09.05.2017 — Сегодня Россия отмечает 72-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне! Лично у нас есть еще один повод для гордости: именно в День Победы, 5 лет назад, заработал наш сайт! И это наш первый юбилей! Подробнее >>

16.04.2017 — В ВИП-разделе сайта опытный эксперт проверит и выправит ваши работы: 1.Все виды сочинений на ЕГЭ по литературе. 2.Сочинения на ЕГЭ по русскому языку. P.S.Самая выгодная подписка на месяц! Подробнее >>

16.04.2017 — На сайте ЗАКОНЧИЛАСЬ работа по написанию нового блока сочинений по текстам ОБЗ. Смотреть вот здесь >>

25.02 2017 — На сайте началась работа по написанию сочинений по текстам ОБЗ. Сочинения по теме «Что такое добро?» можно уже смотреть.

28.01.2017 — На сайте появились готовые сжатые изложения по текстам ОБЗ ФИПИ, написанные в двух вариантах >>

28.01.2017 — Друзья, на Книжной полке сайта появились интересные произведения Л.Улицкой и А.Масс.

22.01.2017Ребята, оформив подписку в ВИП-разделе в сего на 3 дня, вы можете написать с нашими консультантами три УНИКАЛЬНЫХ сочинений на ваш выбор по текстам Открытого банка. Спешите в ВИП-раздел ! Количество участников ограничено.

КНИЖНАЯ ПОЛКА ДЛЯ СДАЮЩИХ ЕГЭ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ

Уважаемые абитуриенты!

Проанализировав ваши вопросы и сочинения, делаю вывод, что самым трудным для вас является подбор аргументов из литературных произведений. Причина в том, что вы мало читаете. Не буду говорить лишних слов в назидание, а порекомендую НЕБОЛЬШИЕ произведения, которые вы прочтете за несколько минут или за час. Уверена, что вы в этих рассказах и повестях откроете для себя не только новые аргументы, но и новую литературу.

Белов Василий «ГУДЯТ ПРОВОДА»

Василий Иванович Белов

У Романовны всю зиму тосковали руки. Особенно по ночам и к перемене погоды. Как она их ни парила, чем ни перемазала, толку не было! Днем еще ничего, за работой боли не чувствовалось, а ночью, только погасишь лампу, заноет в локтях и в запястьях, будто кто жилы из них вытягивает.
— Иди, девка, к фершалу-то. Иди и не майся! — сказала однажды соседка Алевтина.— Спаси-сохрани, ежели совсем доведешь руки-то!
После женского дня Романовна собралась, наконец, сходить на медпункт. Правда, особо какие сборы. Наказала Алевтине дать сена корове и выставить из печи картофельную оладью, попринарядилась да и пошла.
Дорога была вдоль телефонной линии. Как раз потеплело, крыши деревень впервые перед весной тихо плакали, лошадиный помет на дороге отмяк, но снег под ногой еще не проступывался. В безветренном поле роняли иглу придорожные елки. Воздух был молочно-прозрачным, явственно и далеко проглядывались везде сиреневые ольховые островки, да и горизонт был сиреневым. От дороги пахло обороненным за зиму сенцом, а над головой по-комариному тонко пели провода. Они пели от далекого-далекого ветра. Будто гусельные струны, бежали по небу тонкие звенящие линии: у каждого столба их пение нарастало, потом замирало, завораживая, и вновь нарождалось у другого столба.
До медпункта всего километров двенадцать, к тому же Романовна любила ходить пешком. Еще в девках навыкла бегать по всяким дорогам. Зимой по скрипучим санным» проселкам, летом по сенокосным тропам да по болотникам. Подоткнув подол, бежала, бывало, мелькали в траве белые ноги, только успевай перелезать изгороди. А чего только не передумаешь на ходьбе, кого не вспомнишь! Мысли друг за дружкой так сами и вяжутся. Вот и сейчас. Увидела на дороге след от большого кирзового сапога и вспомнила сына: «Степанко тоже такие сапоги носит. Третий год в солдатах. Разматерел и в плечах и всяко. Приезжал перед Новым годом, через военкомат вытребовали, чтобы печь у матки перекласть. Печь-то переклал, а вот винца-то попил. Сказала одинова: «Пошто бы уж, Степа, много-то пить?» — а он хоть бы что. Только поет про моряка да про какого-то морского дьявола. Всю неделю выходил в Заозерье к Ленке Смирновой. Опять молвила: чего, мол, в Заозерье ходить, Ленка сама почти на чужом подворье живет — ни кола, ни двора. Девка сирота, послали из детдома по комсомолу на ферму работать, приткнулась у крестного, да и живет. Чего выходишь? А он только хохочет да поет, что морской по ндраву дьявол. И песня-то какая — ни уму, ни сердцу. Уехал дослуживать. А вчера письмо пришло. Пишет, что отпустят, наверно, скоро, немного осталось служить, что домой не приеду, говорит, никого в деревне не стало, там, в городу, и женюсь. »
За такими думами Романовна и не заметила, как отмахала дорогу. У сельсоветского центра стояли подводы.
Ворота в магазин были открыты. У сельпо и у почты снова тоненько гудели провода.
Медпункт вместе с родильным домом размещался в одной избе.
Четыре кровати в родилке почти всегда пустовали. Зато за капитальной стенкой, на медпункте, народу бывало иногда и порядочно. «Ежели много крещеных в очереди, так схожу в лавку, а ежели немного, так подожду»,— подумала Романовна и направилась не в магазин, а к медпункту.
Она обмела веником валенки и почувствовала, что позади кто-то идет. Оглянулась и увидела Ленку Смирнову. Ленка завязала платок, что глаз почти не было видно.
— Здравствуй, тетя Маня,— сказала Ленка и хотела пройти вперед.
Романовна поздоровалась и остановила Ленку:
— Что это ты, милая, бежишь, как на пожар?
— Да некогда, тетя Маня, мне. Коровы одне остались.
— Коровы-то не убегут, поди. Чего, занемогла чем?
— Голова что-то болит,— потупилась Ленка.— Второй день болит.
— Простудилась, видно. А ты бы чаю с малиной, да на печь. Пропотела бы, все как рукой сняло. А у меня вот руки тоскуют.
Очередь была небольшая, на стульях сидели маленькая незнакомая бабушка да старик в шубе и подшитых войлоком валенках. Романовна поздоровалась и развязала теплый платок, осталась в одном белом бумажном платочке.
Посидели, помолчали, пока не вышла из-за перегородки врачиха Анна Григорьевна. Она оглядела всех, увидела Ленку.
— Смирнова? Проходи!— и пропустила Ленку вперед себя.
— Вишь, молоденьким какая честь, наперед стариков пропускают,— сказал старик в шубе.
— А куда тебе торопиться-то? —оглянулась Романовна.
— Как куда? — сказал старик.— На тот свет охота, я уж в тамошних списках числюсь. Чего тут больше делыть: вина пить не дают, старуха стала старая, одна от нее ругань, а больше никакой пользы. На тот свет, матушка, на тот.
— Да по твоим речам, дак ты и молоденького переживешь,— отмахнулась Романовна.— Чего у тебя с рукой-то?
— С рукой-то? — Старик поглядел на завязанную холстиной руку.— Чего с рукой, я уже и забыл, давно из дому-то.
— Порубил, поди.
— Знамо, порубил.
— Поменьше языком будешь молоть.
Маленькая бабушка слушала разговор молча, но потом и ей захотелось поговорить.
— Не слушай ты его, не слушай! — замахала она рукой.— Всю упряжку не дело говорит.
Вышла опять врачиха Анна Григорьевна и с ней Ленка. Они вместе ушли за дверь. Вскоре Анна Григорьевна вернулась уже одна. Романовна поглядела на дорогу в окно. Ленки не видно было. «Куда это девалась девка,— подумалось Романовне,— вроде дороги-то нету другой».
Тем временем Анна Григорьевна поставила маленькой бабушке градусник, велела немного подождать и ушла.
— Ой, спасибо, милая,— заговорила ей вслед бабушка,— сразу легче и стало. Я уж все лепешки, какие в шкапу были, съела, и сусиди порошков приносили всяких.
— «Сусиди, сусиди!» — передразнил бабушку старик в шубе.— Сидела бы дома-то!
— Да ведь как, батюшко, ешшо и пожить-то охота, белого-то света жалко.
— Живи, кто тебе не велит. Я вот дома старухе как поставлю градусник, так всю хворь будто ветром сдунет.
— Тьфу, тьфу, дурак сивой,— заплевалась бабушка.— Сиди, бесстыдник. Век прожил, а толку как у маленького. Ведь, поди, и у деток детки, а он все еще языком барахвостит! Есть детки-то?
— Да у меня-то нет, а у старухи есть, как нету, есть у старухи.
— Вот я и гляжу, что некому тебя колотить.
Старик покашлял: «Кхе-кхе»,— поскреб за ухом коричневым от курева ногтем и замолчал.
Романовна и слушала разговор и не слушала. Она все смотрела на дорогу, но Ленку так и не увидела.
Анна Григорьевна вызвала Романовну к себе, выслушала жалобы и дала лекарства. Велела прогревать руки и мазать мазью.
— Никакой работы нельзя делать, а особенно тяжелой!— сказала она Романовне, провожая ее до двери.
— Да что ты, матушка Анна Григорьевна! Я ведь умру без работы-то. А люди-то что скажут!
Но врачиха не откликнулась. Романовна слышала, как хлопнула дверь в родильной половине, завязала платок и направилась в магазин.
Она купила новую сковородку, хлеба, ниток, спички и пошла домой. Провода над головой все гудели, а Романовна думала свои думы, и все больше о сыне Степанке. Ей хотелось поскорее его увидеть. Пусть бы ехал домой да женился на той же Ленке. Девка хоть и не больно красавица, зато работница золотая: одних премий сколько ей надавали, и в районе почет.
Романовна думала на ходу, как собрали бы вечерок; и уже в уме прикидывала, куда поставить Степанкову кровать. Глядишь бы и внучек объявился, а ей ничего больше и не надо, стала бы перекладываться с маленьким, а насчет работы, так она еще ни которому не уступила бы.
Она снова вспомнила разговор с Ленкой и почуяла не то тревогу какую, не то беспокойство, словно уронила на пол иглу, а найти так и не нашла. Чего это она такая завязанная по самые глаза? И врачиха ее без очереди пропустила.
И вдруг у Романовны екнуло сердце и голову просветлила простая, как снег у дороги, мысль: «Да ведь. Ой, господи! Ведь она, Ленка-то, в родильной осталась!» Романовна прикинула в уме, когда уехал Степанко: выходило как раз на это — пошел четвертый месяц. Сначала Романовна замедлила шаг, потом и совсем остановилась, расстроенная. Провода гудели как во сне. Романовна не знала, что ей делать, и мысленно охала. Как это она сразу не догадалась? И вдруг чуть не бегом ринулась обратно, едва не упала на скользкой от тракторных саней дороге. От расстройства даже не поздоровалась со встречным человеком.
Двери в медпункт были уже на замке. Романовна подошла ко вторым дверям, перевела дух и прислушалась. В родилке было тихо, только трещали дрова в плите. Романовна, не раздумывая, дернула за скобу, но двери были заперты на крючок.
— Кто там? — услышала Романовна голос врачихи.— Что такое случилось?
Врачиха Анна Григорьевна приоткрыла дверь, строго посмотрела на Романовну.
— Я сейчас занята. Что вам нужно? Придите завтра.— И хотела захлопнуть двери, но не успела, и Романовна протиснулась в прихожую.
Анна Григорьевна растерялась и не знала, что сказать. Романовна вбежала в палату. На белом столе сверкали какие-то инструменты, а Ленка уже под простыней лежала на другом столе ни жива ни мертва.
— Что это такое? — опомнилась врачиха.— Гражданка, немедленно выйдите отсюда! Что это такое?
Романовна сдернула с Ленки простыню. Ленка вскочила и, плача, закрылась халатом.
— Ну-ко, вставай, вставай, девонька,— заговорила Романовна.— Ишь, чего выдумала! Вставай, да пойдем отсюда. А ты, милая, обери свои струменты! — обернулась она к врачихе.
Анна Григорьевна не успела слова сказать, как Ленка при помощи Романовны уже оделась.
— Вы что, мать ее, что ли?
— Мать, милая, мать! Ишь, что выдумали. Вставай, Еленка, надевай фуфайку.
Врачиха хмыкнула.
— Что вы мне голову морочите! А ты не плачь, чего разрыдалась? Не надо было раздабриваться перед каждым.
— Это как, милая, перед каждым? — оглянулась Романовна.— Это перед каким перед каждым? Мой Степанко не от худых людей, слава богу! Я век прожила, людей не смешила, и на хозяина люди не пообидятся, спроси кого хошь, на войне сгинул за нас, грешных. Вставай, Еленка, домой пойдем! Перед каждым. Ишь, что выдумали.
Врачиха теперь все поняла и заулыбалась, снимая халат.
Ленка все плакала, а Романовна долго не могла успокоиться от обиды на врачихины слова.
. Когда они шли домой, снова над ними гудели тихие провода, сумерки растекались в лесу и в поле, а по деревням зажигались огоньки в домах.
У крыльца Романовна подала Ленке корзину и ключ от замка.
— Иди, девушка, зажигай лампу да ставь самовар, а я корову проведаю.
Через час они сидели за столом и пили чай. Потом Ленка на углу стола писала письмо под такую диктовку:
— Пропиши ему мое слово, прохвосту, чтобы он, прохвост, домой ехал, а на крестного наплюнь. Ну его к водяному, жмота! Проживем, даст бог здоровья.

Смотрите так же:  Эл двигатель 380 вольт на 220

Но «прохвост» домой не приехал. И когда уже в сенокос Романовна везла домой Еленку с новорожденной внучкой, у деревни и в поле все так же тонко и таинственно пели на столбах провода.
Романовна дня три беспокоилась и расстраивалась: не знала, какое имя дать внучке. Помогла опять же соседская Алевтина: с ее помощью и назвали девочку Светланой.

Поделись с другом в социальной сети

Гудят провода: рассказы

Издательство Советская Россия, 1978 — Всего страниц: 250

Василий Иванович Белов

Гудят провода: рассказы

Белов В.И. Гудят провода: Рассказы. — М.: Сов. Россия, 1978. — Содерж.: За тремя волоками; Холмы; Колоколена; Прежние годы; На Росстанном холме; Гудят провода; Гриша Фунт; Колыбельная; Даня; Вовка-сатюк; Тезки; Скворцы; Весенняя ночь; Кони; Письмо; Под извоз; на вокзале; Диалог; Просветление; Маникюр; Рыбацкая байка; Коч; Бобришный угор; Гоголев; утром в субботу; Моздокский базар; Рассказы о всякой живности.

В книге собраны наиболее значительные рассказы известного советского писателя, посвятившего свое творчество людям современной советской деревни. Ярко и образно раскрывается в его произведениях самобытный русский характер. Герои В. Белова любят труд, родную землю, они связаны с ней неразрывными узами. В сборник включены рассказы: «За тремя волоками», «Холмы», «Колоколёна», «Прежние годы», «На Росстанном холме», «Гудят провода», «Гриша», «Фунт», «Колыбельная», «Даня», «Вовка-сатюк», «Тезки», «Скворцы», «Весенняя ночь», «Кони», «Письмо», «Под извоз», «На вокзале», «Диалог», «Просветление», «Рыбацкая байка», «Коч», «Бобришный угор», «Гоголев», «Утром в субботу», «Моздокский базар»,»Рассказы о всякой живности».

Вбелов гудят провода

Экземпляры всего: 1
АБ (1)
Свободны: АБ (1)

Экземпляры всего: 1
АБ (1)
Свободны: АБ (1)

Экземпляры всего: 1
АБ (1)
Свободны: АБ (1)

Экземпляры всего: 1
АБ (1)
Свободны: АБ (1)

Экземпляры всего: 3
АБ (3)
Свободны: АБ (3)

Свободных экз. нет

Экземпляры всего: 2
АБ (2)
Свободны: АБ (2)

Экземпляры всего: 2
АБ (2)
Свободны: АБ (2)

Экземпляры всего: 2
АБ (2)
Свободны: АБ (2)

Доп.точки доступа:
Белов , Василий Иванович
Экземпляры всего: 1
АБ (1)
Свободны: АБ (1)

Рубрики: История и критика русской литературы и литературы русского зарубежья XX в., 1960-е — 1970-е гг.
История и критика русской литературы и литературы русского зарубежья XX в., XX в. — 1970 — 1980-е гг.
История и критика русской и советской прозы, 1970-е гг.
Аннотация: Исследование посвящено особенностям «деревенской прозы» 1960-1980-х годов — произведениям и идеям, своеобразно выразившим консервативные культурные и социальные ценности. Творчество Ф. Абрамова, В. Солоухина, В. Шукшина, В. Астафьева, В. Белов а, В. Распутина и др. рассматривается в контексте «неопочвенничества», развивавшего потенции, заложенные в позднесталинской государственной идеологии. В центре внимания — мотивы и обстоятельства, оказавшие влияние на структуру и риторику самосознания писателей -«деревенщиков», темы внутреннего диссидентства и реакционности, «экологии природы и духа», памяти и наследования, судьбы культурно-географической периферии, положения русских и русской культуры в советском государстве. Для филологов, литературоведов и всех интересующихся «деревенской прозой».

Доп.точки доступа:
Абрамов, Федор Александр. (1920-1983), рус. пис., публицист \о нем\; Азадовский, Константин Маркович (1941), рос. литературовед, фолькл-т, этнограф \о нем\; Аксёнов, Василий Павлович (1939-2009), сов. амер. пис. \о нем\; Анисимов, Кирилл Владисл. (), филолог, литературовед, профессор \о нем\; Астафьев, Виктор Петр. (1924-2001), сов. рус. пис., фронт. \о нем\; Белов , Василий Иванович (1932-2012), рус. пис., «деревенская » проза \о нем\; Есенин, Сергей Александр. (1895-1925), русский поэт \о нем\; Глазунов, Илья Сергеев. (1930), рос. живописец, пед., \о нем\; Залыгин, Сергей Павлович (1913-2000), рус. пис., ред. «Н.М.» \о нем\; Кожинов, Вадим Валерианович (1930-2001), рус. пис., критик, публицист \о нем\; Леонов, Леонид Максимович (1899-1994), рус . сов. пис. \о нем\; Можаев, Борис Андреевич (1923-1996), рус. пис. \о нем\; Прилепин, Захар (наст. Евгений Никол.; 1975), рус. пис., чл. Нац. бол. партии \о нем\; Проханов, Ал-р Андреев. (1938), сов. рос. пис., общ. деят. \о нем\; Пушкин, Александр Сергеев. (1799-1837), рус. поэт \о нем\; Распутин, Валентин Григорьевич (1937-2015), рус. пис., общ. деят., публицист \о нем\; Селезнев, Юрий Иванович (1939-1994), сов. литер. критик, литературовед (Достоевский) \о нем\; Солоухин, Владимир Алексеевич (1924-1997), сов. рус. пис., публицист (деревенская проза) \о нем\; Сталин, Иосиф Виссарион. (1879-1953), полит. рук. СССР \о нем\; Твардовский, Александр Трифонов. (1910-1971), рус. сов. поэт \о нем\; Толстой, Лев Николаевич (1828-1910), русск. пис., драм. \о нем\; Чехов, Антон Павл. (1860-1904), рус. пис., драм. \о нем\; Ин-т рус. лит. (Пушкинский дом) РАН; Центр теоретико — лит. междисциплинарных исслед.
Экземпляры всего: 1
ЧЗ (1)
Свободны: ЧЗ (1)

Смотрите так же:  Проводка в частном деревянном доме

Рубрики: История и критика русской литературы и литературы русского зарубежья XX в.
Художественная литература—Русская—Россия, XX в. —
История и критика русской литературы, XIX в.
Аннотация: Новая книга известного писателя и литературного критика Павла Басинского «Скрипач не нужен» — собрание литературных портретов: от Пушкина и Тургенева до Прилепина и Гришковца. Почему не встретились два великих современника — Толстой и Достоевский? Что общего между «Мифом о Сизифе» Камю и поэмой «Человек» Горького? Почему бабочка из рассказа Варлама Шаламова «задаёт вопросы куда более страшные, чем знаменитая бабочка Брэдбери? Что успел рассказать нам поэт Борис Рыжий, певец смутных девяностых, погибший — как и Лермонтов — в двадцать шесть лет? В чем секрет успеха Бориса Акунина, и почему последние романы Виктора Пелевина не обязательно дочитывать до конца? Для всех любителей русской словесности.

Доп.точки доступа:
Рыбаков А. \худож. \; Пушкин, Александр Сергеев. (1799-1837), рус. поэт \о нем\; Тургенев, Иван Сергеевич (1818-1883), рус. пис. \о нем\; Некрасов, Николай Алексеевич (1821-1887/88), рус. поэт., театр. критик \о нем\; Толстой, Лев Николаевич (1818-1910), рус. писатель \о нем\; Чехов, Антон Павл. (1860-1904), рус. пис., драм. \о нем\; Горький, Максим (наст. Пешков Алексей Максим.) -(1868-1936), рус., сов. пис. \о нем\; Платонов, Аедрей Платон. (1899-1951), рус. писатель, драм.-г \о нем\; Шаламов, Варлам Тихонович (1907-1982), рус. пис. и поэт сов. времени \о нем\; Солженицын, Александр Исаевич (1918-2008), рус. пис., философ \о нем\; Трифонов, Юрий Валентинович (1925-1981), сов. пис., автор рассказов \о нем\; Астафьев, Виктор Петр. (1924-2001), сов. рус. пис., фронт. \о нем\; Акунин, Борис/Григор. Шалвов. (1956), рус. пис., яаонист, пер., лит-д \о нем\; Варламов, Алексей Никол. (1963), рос. пис., публицист, философ \о нем\; Гришковец, Евгений Валер. (1967), рос. актер, реж., драм. \о нем\; Екимов, Борис петров. (1938), рус. прозаик и публ. \о нем\; Еременко, Александр Виктор. (1950), рус. поэт \о нем\; Кабаков, Александр Абрам. (1943), рос пис. \о нем\; Кублановский Ю.М. \о нем\; Пелевин, Виктор Олегович (1962), рос. пис. \о нем\; Прилепин, Захар (наст. Евгений Никол.; 1975), рус. пис., чл. Нац. бол. партии \о нем\; Проханов, Ал-р Андреев. (1938), сов. рос. пис., общ. деят. \о нем\; Распутин, Валентин Григорьевич (1937-2015), рус. пис., общ. деят., публицист \о нем\; Мережковский, Дмитрий Сергеев. (1866-1941), рус. прозаик, поэт, философ \о нем\; Рыжий, Борис Борис. (1974-2001), рос. поэт \о нем\; Суворин, Алексей Серг. (1834-1912), рус. журн., изд., критик \о нем\; Белов , Василий Иванович (1932-2012), рус. пис., «деревенская » проза \о нем\; Маяковский, Владимир Владимир. (1893-1930), сов. поэт \о нем\; Ширяев, Андрей Владимир. (1965-2013), рус. поэт, прозаик \о нем\; Камю, Альбер (1913-1960), фр. писатель, философ \о нем\; Кундера, Милан (1929), чеш. прозаик \о нем\; Сорокин, Владимир Георг. (1955), рус. прозаик, сц., (концептуалист и соц-арт) \о нем\; Глуховский, Дмитрий Алексеев. (1979), рус. пис. и журн. \о нем\; Басинский, Павел Валерьевич (1961), рос. пис., критик, литер-д \о нем\
Экземпляры всего: 1
АБ (1)
Свободны: АБ (1)

Книга Гудят провода Василий Белов

В книге собраны наиболее значительные рассказы известного советского писателя, посвятившего свое творчество людям советской деревни. Ярко и образно раскрывается в его произведениях самобытный русский характер. Герои Василия Белова любят труд, родную землю, они связаны с ней неразрывными узами.

Условия доставки и оплаты:

ДЛЯ МОСКВЫ: ПРОСЬБА УКАЗЫВАТЬ ЖЕЛАЕМЫЙ СПОСОБ ПОЛУЧЕНИЯ КНИГИ (ДОСТАВКА ИЛИ САМОВЫВОЗ).

Отправка Почтой России от 200 руб.
Отправка в пластиковых пакетах почты России. Дополнительная упаковка в картон только по предварительной просьбе 30р./книга.

Доставка по Москве — 300 руб. в пешей доступности от станции метро. При отказе от заказа доставленного курьером,оплачивается курьерская доставка.

Сумма доставки за МКАД оговаривается отдельно.

Самовывоз — 100 руб. (м.Кантемировская, м.Домодедовская, книгу доставляем к турникету).

Наличные из рук в руки (Москва).
На карту Сбербанка РФ.
Наложенным платежом оплату не принимаем.

Почтовые отправления высылаются в течении 7 рабочих дней после получения оплаты (это максимальные сроки).

Резерв на книгу до оплаты 3 рабочих дня после подтверждения о приеме заказа, если иное не оговорено дополнительно. Если в течении трех дней заказ не оплачен — книгу вновь выставляется на продажу.

Идиллическая модель мира в произведениях В. Белова 60-70-х гг. О «Малой родине» Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Сальникова Я. В.

Статья посвящена изучению художественной модели мира в рассказах В. Белова о «малой родине». Это обусловливает обращение к особенностям пространственно-временной организации текстов. В центре внимания работы также находятся мотивы, топосы и хронотопы , раскрывающие смысловой уровень произведения.

Похожие темы научных работ по литературе, литературоведению и устному народному творчеству , автор научной работы — Сальникова Я. В.,

Текст научной работы на тему «Идиллическая модель мира в произведениях В. Белова 60-70-х гг. О «Малой родине»»

ИДИЛЛИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ МИРА В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ В.БЕЛОВА 60-70-Х ГГ. О «МАЛОЙ РОДИНЕ»

© 2011 Я. В. Сальникова

аспирант каф. теории литературы и фольклора е-шаИ:Ъе1оуо1епко@шаИ ги

Воронежский государственный университет

Статья посвящена изучению художественной модели мира в рассказах В. Белова о «малой родине». Это обусловливает обращение к особенностям пространственновременной организации текстов. В центре внимания работы также находятся мотивы, топосы и хронотопы, раскрывающие смысловой уровень произведения.

Ключевые слова: художественное пространство, время, модель, хронотоп, мотив

Проблема осмысления художественной модели мира связана с определением «пространственных представлений» писателя, с тем специфическим образом мира, который задаёт национальная география. В этом смысле окружающая героев действительность — не пустота, не просто фон происходящих событий, не «ландшафт-панорама», а «идеальная позиция» авторского видения мира. Определение координат художественного пространства является ключом к пониманию замысла отдельного текста и творчества писателя в целом.

Многие исследователи отмечают, что образ национальной вселенной формируется через связь человека с окружающей природой, родиной. Жюль Мишле в труде «История Франции» писал: «Каково гнездо, такова и птица. Человек таков, какова его родина» (см.:[Нива 1999: 12]). Ж. Нива отводит пейзажу особое место в формировании русской национальной идентичности. По его мнению, русская национальная самобытность, основанная на слиянии трёх составляющих: песни, русского слова и русского пространства, реализует славянофильскую мифологему «внешняя скудость — потаённое богатство» [Нива 1999: 14].

Лучшие образцы «деревенской» прозы связаны с глубоким осознанием «пространственно-пейзажного мифа». Писатели-«деревенщики», продолжая осваивать национальную картину мира, обращаются не к отвлечённому пространству необъятной России, а к дорогому сердцу пространству «малой родины», известному с детства. Тема «малой родины» — основа всего творчества Белова. Герои его произведений тесно связаны с окружающей действительностью, поэтому значительное место в художественном мире автора занимают картины природы. Пейзажи родного пространства — это не простое воспроизведение физического ландшафта, Белов художественно осмысливает природу.

Пейзажное пространство, являясь «показателем внутренней сущности отдельной творческой личности» [Дьякова 2004: 121], отражает не только авторское видение мира, но и разные этапы творчества писателя. Ранние произведения Белова раскрывают тему «малой родины» через тему нелёгкого труда на родной земле. Более поздние рассказы (некоторые из них с уверенностью можно рассматривать в контексте «лирической» прозы: «Бобришный угор», «Весенняя ночь», «Холмы», эссе «На родине», «На Росстанном холме») придают теме человека на родной земле особое онтологическое звучание, связанное с поиском жизненных опор.

Пейзажи, которые являются основой первых сборников («Деревенька моя лесная», 1961; «Знойное лето», 1963; «Речные излуки», 1964), акцентируют наше внимание на «неброской прелести» северного края, на простоте, понятности и «неназойливости» бескрайнего пейзажа. Белов вслед за другими писателями-«деревенщиками» убеждает читателя в том, что «любое знание о мире обогащает человека, приближает не только к природе, но и к самому себе. Распространяя на мир природы свои, человеческие представления, художник словно бы уравнивал в правах и героя, и реку, и птиц, и радугу» [Никонова 1990: 85].

Особенности художественного пространства Белова определяет не только трепетно-мудрое отношение к родной природе, писатель обращается к нравственным основам крестьянского существования, к теме многовекового тяжёлого труда на земле. Труд, являясь одним из столпов, на которых стоит «крестьянская вселенная», становится мерилом жизни, мерой отношения человека к земле. Герои повести «Деревня Бердяйка», рассказов «День за днём», «Гудят провода» не мыслят себя без работы, необходимость которой заложена в них генетически. Выпадение из привычного трудового ритма воспринимается как остановка жизни. В книге очерков «Лад» (1982) Белов, стремясь к обобщению, пытается постичь стихию народной жизни через призму крестьянского быта и труда. Труд, сочетающий в себе этическое и эстетическое, по мнению писателя, связан с народным искусством. В крестьянском быту не было чёткой грани между трудом и искусством: у кружевниц или ткачих тяжесть долгого труда скрашивалась затейливостью узора; плотники «баловали» себя узорными наличниками и коньками [Белов 1986: 49].

Авторское восхищение вызывает работа в поле («Деревня Бердяйка»). Работа на земле ощущается как нечто, «предназначенное провидением», ты видишь, как из ничего появляется новая жизнь, как раскрывается великая тайна рождения и увядания. Полевые работы, которые совершались крестьянами с особым старанием, приобретают сакральный характер. «Пашня, посев, жатва — всё превращалось в какое-то священнодействие» [Белов 1985: 10]. Особо любима народом сенокосная пора. Сенокос как особый ритуал представлен в творчестве многих писателей-деревенщиков. Первый прокос — это в некотором смысле момент инициации, которого ждут с нетерпением. Опыт предшествующих поколений передаётся вместе с умением косить («Привычное дело»).

Таким образом, первые сборники рассказов и повестей 1961-1963 гг., а также некоторые более поздние произведения Белова связывают тему «малой родины» с темой крестьянского труда, основанного на чувстве глубокого уважения к земле, давшей жизнь многим поколениям. Тема труда реализует в произведениях Белова «земледельчески-трудовую идиллию». Идиллия подобного рода, по мнению Бахтина, основывается на моменте земледельческого труда, который создаёт реальную связь и общность явлений природы с событиями человеческой жизни, единство ритма, общность языка. Особенно важным является то, что земледельческий труд преображает все моменты быта, лишает их частного, чисто потребительского, мелкого характера [Бахтин 1986: 270].

Как мы уже отмечали, в последующих повестях и рассказах писатель иначе расставляет приоритеты: тема «малой родины» приобретает философско-

онтологическое звучание. Важным становится то, что давно знакомое человеку пространство может открываться с новой стороны, прояснять неизвестные грани жизни. В этом, по мнению автора, и заключается «тайное богатство», которое хранит неброский внешне пейзаж. Особо следует выделить рассказы, написанные в русле «лирической» прозы («На родине», 1964; «Поющие камни», 1964; «За тремя волоками», 1965; «Холмы», 1968; «Весенняя ночь», 1973; «Бобришный угор», 1973). В этих

произведениях автор изображает родную землю как гармоническую реальность, дающую героям жизненную опору.

Перечисленные рассказы, описывающие возвращение человека на родину, сюжетно схожи. Ослабленный сюжет, традиционный для «лирической» прозы, обращает внимание читателя на мысли и чувства, которые посещают героя, попавшего в рамки знакомого пространства. Важно, что родная земля реализует основополагающую для всего творчества писателя модель мира, обладающую особой пространственно-временной структурой.

Мир, в котором оказываются герои, на первый взгляд не имеет границ. Действие рассказов происходит среди бескрайних лесов, полей, необозримых равнин, бесконечно сменяющих друг друга волоков. Но пейзаж Белова имеет внутренние географические границы. Для того чтобы попасть к дому на Бобришном угоре («Бобришный угор»), необходимо пройти извилистой, еле заметной тропкой, преодолеть «осек» — высокую изгородь, определяющую границы лесных выпасов. Деревня Каравайка («За тремя волоками») отгорожена от всего мира тремя волоками и косогором. Чёткая очерченность пространства в эссе «На родине» приобретает метафорический смысл, реализуясь в символическом образе крепости. Родные места, окружённые синим зубчатым лесом, представляются герою «сосновой крепостью», противостоящей большому и «грозному» миру.

Ограниченность пространства в рассказах носит двойственный характер. С одной стороны, автор внутренними границами стремится выделить среди бескрайних просторов северной России самый дорогой сердцу уголок (дом на угоре, родную деревню, полевой холм). А с другой стороны, граница — способ сберечь пространство «малой родины», оградить его от внешнего вмешательства. В. И. Даль, предлагая развёрнутую дефиницию глагола «огораживать, огородить», среди прямых значений выделяет «огораживать себя или своё», среди переносных — «защитить, оборонить, обезопасить, заступиться, принять под свой покров или защиту» [Даль 2007: 535-536].

Интересно, что пространство ограниченно только по горизонтали, вертикальная направленность не имеет предела. Угор, холм, откос семантически связаны с возвышенностью, устремлённостью вверх. Оказавшись в таком месте, герой получает возможность окинуть взором окружающую действительность, по-новому осмыслить себя в ней. Наивысшей точкой стремящегося вверх пространства является церковь, появляющаяся в поворотный момент жизни героев («Речные излуки», «За тремя волоками», «Холмы»). Т. А. Дьякова утверждает, что «центральное место в русском пейзаже отводилось церкви. Церковь на Руси строили на возвышенном, вознесённом месте. Она держала весь пейзаж. Храм определял в природе духовное измерение. Русские дали и шири стягивались в одном времени и месте. Каким бы богатым ни был хозяин дома, он не помышлял “возвыситься” над церковью, а значит нарушить весь строй природного и архитектурного пейзажа» [Дьякова 2004: 14]. Церковь, часовня, крест на фоне необъятного неба — не случайно один из наиболее важных символов для «деревенской» прозы. Этот образ, олицетворяющий православную Русь, имеет глубокие культурно-исторические корни, о чём очень точно говорил сам Белов: «.Храм для крестьянской общины (деревни, села, прихода) был средоточием жизни. Вертикаль, венчающая деревенский пейзаж, являлась зримым, вполне осязаемым воплощением вертикали бытовой и культурной» [Белов 2002: 20].

Смотрите так же:  Инвертор 12 220 чистый синус своими руками схема

Локальность пространства «малой родины» выражается не только географически. Рассказы, описывающие возвращение человека на родную землю, имеют также определённую временную направленность. Разворот к родному пространству — это возвращение к человеческим истокам, путь к самому себе. В первом сборнике стихов Белова «Деревенька моя лесная» (1961), определившем тональность значительного

творческого периода писателя, архетипическая ситуация возвращения на родину является центральной. Надо отметить, что мотив возвращения красной нитью проходит через творчество многих писателей-«деревенщиков». Особое звучание тема возвращения на «малую родину» получила в «лирической» прозе. Писатели-пейзажисты 60-х гг., использовав художественный приём, изобретённый С. Т. Аксаковым (основой сюжета являются блуждания охотника, рыболова), сделали акцент на том, что герои путешествуют не столько в пространстве, сколько во времени. Для нас важным является то, что мотив возвращения задаёт определённый вектор движения — обратно, назад, вспять. Герои рассказов Белова «На родине», «Поющие камни», «Бобришный угор», «Холмы», перемещаясь по родной земле, отправляются в прошлое, воскрешая в памяти картины давно ушедшего.

Временное путешествие происходит через преодоление определённого географического расстояния, физическим выражением которого является дорога. В художественной модели мира Белова дорога, с одной стороны, выполняет функцию пространственного ориентира, с другой — определяет внутренние движение героя во времени. М. М. Бахтин, отводя особое место в художественном произведении хронотопу дороги [Бахтин 1986], подчёркивает его смысловую амбивалентность, связанную с тем, что дорога является местом пересечения пространства и времени. Интересно, что в традиционной системе мировосприятия пространство и время как мера изменений менялись местами, были взаимопереводимы. Уход в дорогу переводит временное течение событий в пространственные координаты, что отразилось в семантике дороги: выражение всю дорогу означает «всё время» [Щепанская 2003: 7778].

Топографические перемещения героев воскрешают эпизоды прошлой жизни. Герой «Бобришного угора» вспоминает родную мать, которую судьба вынудила уехать из деревни в город. Герой эссе «На родине» вспоминает день, когда он уходил из родного мира, наивно поклявшись никогда не возвращаться. Особое место в размышлениях о прошлом занимают воспоминания детства, самого светлого, незапятнанного и счастливого периода в жизни каждого человека.

Длинная дорога домой в рассказе «За тремя волоками» позволяет герою не только вспомнить дни детства, но и полностью переосмыслить свою жизнь. Хронотоп пути-дороги в этом рассказе многослоен. С одной стороны, дорога является поэтическим образом, реализуясь через метафору «большая дорога». Надо отметить, что рассказы Белова предлагают различные метафорические реализации образа дороги: дорога сравнивается с женщиной-хозяйкой («Бобришный угор»), река похожа на дорогу жизни («Поющие камни», «Речные излуки», «Бобришный угор»). Важность этого образа для русской культуры подчёркивал сам Белов: «Ни о чём другом не сложено столько легенд и песен, как о дорогах. Во все века . образ “пути-дороги” стоял в центре поэтического самосознания. Не знаю, как у других, но у русских он почему-то вызывает образ матери или родного дома» [Белов 1986: 127]. С другой стороны, этот хронотоп выступает в значении «жизненного пути» человека. Эта метафора, как утверждает Бахтин, имеет фольклорную основу. Дорога в фольклоре никогда не бывает просто дорогой, но всегда либо всем, либо частью жизненного пути [Бахтин 1986].

Рассказ «За тремя волоками» — это повествование о тяжёлых внутренних испытаниях человека, связанных с напряжёнными поисками своего места в мире. Жизненный путь приводит майора на давно знакомую большую дорогу топкого бесконечного просёлка. Важным является то, как герой добирается до родных мест: сначала на самолёте и поезде, потом — на машине. Последние три волока, незначительное расстояние, занимают у майора несколько дней. Удивительный

контраст: «от Ялты до Москвы три часа, а шестьдесят километров от станции до деревни — три дня» [Белов 2005: 497]. Но такое несоответствие парадоксально только на первый взгляд. Долгая дорога по болотистым волокам лишена суеты, за долгую пешую дорогу майор успевает взглянуть заново на свою жизнь. Путешествие в прошлое он начинает с мыслей о детстве и юности. Дальше приходят воспоминания о военной поре и первом сильном чувстве к девушке Катерине, которая до сих пор живёт в родных местах. Каждая точка дороги связана с определёнными воспоминаниями. Чем дальше продвигается герой по знакомым местам, тем острее становится нежность к родной земле. Пространство «малой родины» отодвигает на второй план жизнь человека в «большом» мире. Кадровый военный остался «там», где несутся поезда и свистят ракеты, а здесь появился человек, остро ощутивший любовь к родине.

Преодолев шестьдесят километров непростой дороги, герой приходит к разрушенной деревне. «.Он выбежал на косогор. Каравайки на косогоре не было. Кругом была трава и поле» [Белов 2005: 502]. Майор понимает, что его «малая родина» исчезла с лица земли. Щемящее чувство тоски, основное для всего рассказа, в финале достигает своего пика. Возвращение домой не принесло герою желанного успокоения. Но, на наш взгляд, автор ставит во главу угла не столько факт исчезновения деревни, сколько внутреннюю эволюцию героя, связанную с появлением в его душе «чувства дома».

Таким образом, дорога по пространству «малой родины» приводит героя к конечной остановке — к разрушенному миру родной деревни. Так реализуется имманентное свойство дороги — ограниченность определёнными пунктами. То есть дорога, как определённая пространственная форма, замыкается, приведя героя к исчезнувшей Каравайке, а его жизненный путь продолжается, но уже на новом витке. Майор, впервые ощутив «кровную» связь с родной землёй, потерял её навсегда. Осознание этой потери — следующее испытание на жизненном пути героя.

Лирическое эссе «На родине», которое впоследствии легло в основу рассказа «Холмы», написано по той же сюжетной схеме, что и рассказ «За тремя волоками», в центре повествования также помещён образ человека в пути. Герой, вернувшись домой, блуждает по лесам и полям. Родные просторы обостряют в его сердце «чувство дома», которое впервые испытал на родине майор. Но трепетное переживание сменяет тревога героя и автора за будущее деревни. «Нет, в здешних местах пожары не часты и лет пятьсот уже не было нашествий. Может быть, так оно и надо? Исчезают деревни, а взамен рождаются весёлые, шумные города?» [Белов 1964: 158] Рассказ не даёт окончательных ответов на эти вопросы. Проблемы противостояния деревенского, ближнего, и городского, удалённого, пространства автор обозначит позднее. Пока это столкновение существует на уровне чувственного дискомфорта в душе героя, вызванного тем, что в шум сосен и шелест берёз вплетается нарастающий свист и гул реактивного самолёта.

Путешествие героев по пространству «малой родины» связано не только с личностными воспоминаниями. Переосмысление собственной жизни ведёт их дальше, к осознанию основ человеческого бытия, связанных с многовековой историей, с особенностями национального мировосприятия. В рассказах «На родине», «Весенняя ночь», «Бобришный угор», «На Росстанном холме» окружающая природа рождает мифопоэтическое пространство, основным признаком которого является совмещение различных временных пластов.

Герой рассказа «На родине» перемещается из современности во времена Древней Руси, представляет себя язычником, находящим мудрость и силу в окружающей природе. Метафизические координаты времени помогают осмыслить основу веками существующего миропорядка, ощутить себя частью мира, обнаружить

связь с давно ушедшими предками. Герой рассказа «Бобришный угор» также находит бытийный стержень в природном мире. Пространство угора переворачивает представления о привычном ходе времени. Небольшой лесной дом отгорожен от мира не только пространственно, время как будто бы не касается его, течёт мимо. Из года в год здесь всё остаётся по-прежнему. Река времени никогда не останавливается, но она обходит стороной родной дом.

Другая особенность темпоральной организации рассказа — наличие локусов, в которых герой ощущает остановку времени. Полное слияние с вечной природой даёт человеку возможность забыть о преходящей своей сути, о неизбежности собственного конца. Останавливается «неумолимый бег к той стремнине, где бессменно караулят нас ехидные категории смерти, пространства и времени» [Белов 2005: 465]. Герой определяет своё состояние «нулевыми координатами времени». Угор стягивает в себя все временные пласты, «обнуляет» действительность. Человек, оказавшийся в такой точке, начинает перемещаться внутри себя во времени и в пространстве, у него открывается внутренний взор, который позволяет слышать цвета и размеры, видеть звуки и запахи.

Таким образом, рассказ «Бобришный угор» представлен мифопоэтическим хронотопом, в котором время становится четвёртой формой измерения пространства, оно как бы «выводится в о в н е». Такая атемпоральная структура, редуцирующая время, по мнению В. А. Маркова, соединяет имманентное (личное) и трансцендентное (надличностное), осуществляя выход к вечным ценностям [Марков 1987: 5]. Мифологическое пространство леса переносит человека в центр мира, где пересекаются многочисленные «мировые линии», связывающие воедино каждое явление и тем самым образующие бесконечный круговорот жизни.

В мифологическом пространстве оказывается Мария, героиня рассказа «На Росстанном холме». Росстань — высокий полевой холм, на котором двадцать пять лет назад Мария проводила мужа на войну. Все эти годы она просто ждала его и знала, что он придёт. Весной и летом героиня приходила на холм причитать по мужу. В эти минуты сердце её успокаивается, причет заполняет всё. Народная стихия причета, сохраняющая в себе память о многих человеческих судьбах, создаёт вокруг Марии вневременное пространство. Словно и не было двадцати пяти лет между этим предвечерним сенокосным часом и тем, когда она провожала мужа. Картины прошлого начинают обступать героиню. Сменяющие друг друга воспоминания, облегчающий душу причет приводят её к страшной от ясности мысли: «Не придёт. Нет видно уж. ждать-то больше некого. » [Белов 2005: 479]. Полное осознание этого подарило героине спокойствие, навсегда отпустив её «не спадающее ни на день ожидание». Здесь, на холме, произошло слияние личного и надличностного. Мария ощутила себя причастной к бесконечному круговороту жизни, это дало ей возможность родиться заново. Мария увидела, что дочь её, как и она двадцать пять лет назад, ходит с парнем по Росстани. Всё опять повторилось сначала, а это значит, что жизнь продолжается.

Подводя итог, надо отметить, что в повестях и рассказах 60-70-х гг. Белов идёт по пути освоения русского пространства. В ранних рассказах тема «малой родины» раскрывается через тему многовекового крестьянского труда, основанного на чувстве глубокого уважения к родной земле. Так писателем реализуется «земледельчески-трудовая идиллия».

Рассказы «лирической» направленности выводят тему «малой родины» на философско-онтологический уровень, обращая героев к первоосновам бытия. В рамках родной природы Белов создаёт определённую художественную модель мира, пространственные координаты которой географически ограничены. Временная направленность определена архитепической ситуацией возвращения в родные места. В

таком контексте особое значение приобретает хронотоп пути, зависящий от топологии жизненного пространства. Модель мира, созданная писателем, с некоторой долей условности может быть названа «идиллической», в её основе лежит «идиллический хронотоп» (термин Бахтина) [Бахтин 1986], который реализует особую взаимосвязь пространственно-временных параметров. На первый план выходит органическая прикреплённость жизни и её событий к определённому месту. Такой пространственный мир ограничен, не связан существенно с остальным миром. Единство жизни поколений определяется вековой прикреплённостью к одному месту, что ослабляет и смягчает все временные грани, сближает «колыбель» и «могилу», детство и старость. Это содействует созданию характерной для идиллии циклической ритмичности времени.

Обращение героев в прошлое, связанное не только с переосмыслением своего личного опыта, но и с осознанием истоков бытия, помогает героям укорениться в мире. Мифопоэтический хронотоп рассказов характеризуется смещением привычных ориентиров, взаимодействием различных временных уровней.

Таким образом, пространственно-временная структура рассказов Белова о «малой родине» представляет собой замкнутую, циклически организованную модель мира, которая, по мнению автора, является основой миропорядка, залогом органичного существования человека. Дальнейшее творчество писателя, основываясь на разном материале, отражает крушение «цельного и гармоничного» мира. Это связано, с одной стороны, с губительным влиянием на деревенский мир «непонятного» городского пространства («Привычное дело», 1966; «Воспитание по доктору Споку», 1974; «Всё впереди», 1986). С другой стороны, писатель исследует исторические события, повлиявшие на судьбу деревни (романы-хроники о коллективизации: «Кануны», 1987; «Год великого перелома», 1994; «Час шестый», 1998).

Бахтин М. М. Формы времени и хронотопа в романе // Бахтин М. М. Литературно-критические статьи. М.: Худ.лит., 1986. С. 121-290.

Белов В. И. Привычное дело. М.: Эксмо, 2005. 864 с.

Белов В. Раздумья на родине. М.: Современник, 1986. 271 с.

Белов В. Раздумья о дне сегодняшнем. Рыбинск: Рыбинское подворье, 2002.

Белов В. И. Речные излуки: повести и рассказы. М.: Молодая гвардия, 1964.

Белов В. Лад: очерки о народной эстетике. Архангельск: Северо-Западное книжное изд-во, 1985. 304 с.

Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. Т. 4. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2007. 670 с.

Дьякова Т. А. Онтологические контуры пейзажа: опыт смыслового странствия. Воронеж: Воронежск. гос. ун-т, 2004. 168 с.

Марков В. А. Пространство и время в литературе: структурно-типологический анализ // Пространство и время в литературе и искусстве. Даугавпилс :ДПИ, 1987. 299 с. С. 4-6.

Нива Ж. Возвращение в Европу: статьи о русской литературе. М.: Высш.шк., 1999. 304 с.

Никонова Т. А. Прощания. Размышления над страницами «деревенской прозы». Воронеж: Центр-Чернозем.кн.изд-во,1990. 143 с.

Щепанская Т. Б. Культура дороги в русской мифоритуальной традиции ХГХ-ХХ вв. М.: Индрик, 2003. 528 с.

Похожие статьи:

  • Заземление на столовую Заземление для медицинского оборудования В соответствии с международными и российскими нормативными документами устанавливаются два класса заземлений, которые обозначаются, как защитное (PE) и функциональное (FE). С тех пор, как в […]
  • Электротехника провода Электротехника виды проводов Презентация, Виды и типы электрических проводов. Просмотр содержимого документа «Электротехника виды проводов» 8 класс ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ ПРОВОДА возможность передачи её от источника к потребителям на большие […]
  • Провода к сканматику Провода к сканматику П рограмм а для установки показаний одометров ВАЗ , очистки ЕЕПРОМ контроллеров BOSCH и иммобилайзеров АПС-4. Схема адаптера CombiSet . А даптер CombiSet совмещён в одном корпусе с адаптером K-Line . KLRSCS […]
  • Схема соединения измерительных цепей Схема соединения измерительных цепей Схема соединения ТТ и обмоток реле в полную звезду. Трансформаторы тока устанавливаются во всех фазах. Вторичные обмотки ТТ и обмотки реле соединяются в звезду, и их нулевые точки связываются […]
  • Вес 1 м провода сип-3 Самонесущий изолированный провод СИП-4 4х50 Алюминиевый провод СИП-4 4х50 мм2 без несущей жилы, с изоляцией из сшитого полиэтилена Конструкция изолированного провода СИП-4: Жилы проводов алюминиевые, круглой формы, многопроволочные, […]
  • Воробьева обрывок провода Евгений Воробьёв «Обрывок провода» Обрывок провода Язык написания: русский Авторы по алфавиту: 18 февраля 2019 г. 17 февраля 2019 г. 14 февраля 2019 г. 13 февраля 2019 г. 12 февраля 2019 г. Любое использование материалов сайта […]